Энциклопедия

Куда футболисты идут после карьеры?

Куда футболисты идут после карьеры?

2 августа 2007 г., четверг 17:25

| ГОЛ!

Вот уж где поле для деятельности широкое – профессий много, выбирай любую. Однако в случае с футболистами дело обстоит намного сложнее. Ведь всю свою сознательную жизнь они только и делали, что пинали мяч, не задумываясь, чем в зрелом возрасте зарабатывать на хлеб.

 Нынешнему поколению легче: за время карьеры можно собрать кругленькую сумму, которой вполне хватит на средний бизнес и последующую обеспеченную старость. А ведь раньше было все совсем по-другому… 
 
Журналист:
Легендарный испанский вратарь Рикардо Замора, после того как полностью закончил с футболом, работал пресс-секретарем в родном для него «Эспаньоле». Вдобавок Замора оказался успешным футбольным журналистом, причем впервые он пробовал перо, еще не закончив играть.
 
Представителем по связям с общественностью был культовый миланец Джачинто Факетти. Работал он, конечно же, в любимом «Интере».  
 
Заранее о своем послефутбольном будущем позаботился бразилец Жерсон. За год до последнего появления на поле он окончил журналистские курсы. Теперь Жерсон – футбольный обозреватель нескольких ведущих бразильских газет. В лондонской прессе в последние годы жизни работал Бобби Мур – вел спортивный отдел в одной из газет.  
 
Англичанин Билли Райт (вошедший в историю футбола тем, что стал первым из игроков мира, сыгравших за сборную своей страны больше 100 матчей) также был успешным журналистом. Только Билли работал на телевидении: с этой ролью Райт справлялся не хуже подготовленных профессионалов.
 
Скопленный в свое время капитал позволяет легенде немецкого футбола Паулю Брайтнеру особо не напрягаться. А чтобы жизнь была не так скучна, Брайтнер занимается спортивной журналистикой: пишет статьи, естественно о футболе, а также ведет репортажи на одном из «дойч» каналов.
 
Классным комментатором был великий француз Раймон Копа. По радио делился впечатлениями о матче аргентинец Омар Сивори. Телекомментатором и футбольным обозревателем на одном из каналов английского радио работал самый популярный шотландский игрок всех времен – Деннис Лоу. Одно время комментатором на телевидении подрабатывал легендарный Эйсебио. Тем же промышлял итальянец Алессандро Маццола. С телевидением сотрудничал Кевин Киган.
 
Известнейший англичанин (и не менее известный алкоголик) Джимми Гривз пошел дальше своих коллег – на британском телевидении он долгое время вел авторскую программу о футболе. В наши дня популярную телевизионную передачу «Матч дня» ведет Гарри Линекер. Кроме того, Гарри - великолепный комментатор. Наверное, самый лучший из всех бывших футболистов.  
 
Среди советских журналистов, пожалуй, самым известным в прошлом футболистом был Виктор Понедельник. Попросим его рассказать о своей «послеигровой» карьере. «Конечно, это был самый сложный период. Закончив карьеру, многие оставались без высшего образования, не знали, чем заняться. Некоторые спивались, разваливались семьи... Я же по настоянию родителей окончил ростовский пединститут, затем аспирантуру на кафедре философии. Отец мой много лет работал в «Известиях», был собственным корреспондентом газеты по Северному Кавказу. Именно он предложил мне записывать впечатления от поездок и матчей. Сначала я делал это для себя. Затем стал печататься в ростовских газетах, начали поступать заказы из «Советского спорта», «Труда».
Врачи запретили играть, когда мне еще тридцати лет не было. У меня начались страшные приступы астмы, точный диагноз никто не ставил. Хорошо, к тому времени уже была профессия! У нас в «Советском спорте» работал прекрасный человек Борис Федосов, который, кстати, придумал знаменитого Снеговика для хоккейного турнира и с которым мы очень дружили. Одно время мы с ним и «чиновничали» вместе: он возглавлял футбольную федерацию СССР, а я — России.
Лучшим периодом для меня стал этап редакторства в еженедельнике «Футбол-Хоккей». Тогда по воскресеньям за нашей газетой очередь выстраивалась у киосков. Мы, кстати, в «Футболе—Хоккее» помогали многим нашим ребятам, у кого случались эти семейные трагедии. Прикрепляли к ним журналистов, они совместно писали материалы, а я выписывал за них повышенный гонорар... Сегодняшним футболистам проще: имея на счету несколько миллионов долларов, можно спокойно играть и не думать о том, что будет после футбола».
 
Чиновник:
Известный чехословацкий голкипер Францишек Планичка всегда был человеком предусмотрительным. О своем будущем он позаботился заранее. Получив образование, и еще продолжая играть, стал служащим в государственном учреждении. Причем относился к своей работе ревностно – на выездные матчи вместе со сборной командой отправлялся только в выходные дни или во время отпуска. Во время чемпионата мира во Франции у него как раз был такой отпуск.
 
Последние годы карьеры великого Джанни Риверы были отмечены из-за его сложного характера бесконечными конфликтами с судьями, итальянской федерацией футбола и журналистами. Поэтому мало кого удивило, что в конце концов Ривера стал политиком и был избран в итальянский парламент.
 
После завершения карьеры игрока судьба бразильца Зико сделала неожиданный поворот – знаменитого футболиста назначили министром спорта Бразилии. Но, видимо, административная работа не пришлась ему по душе, раз в должности он пробыл лишь немногим больше года.
 
Садовник:
Гордон Бэнкс – английский вратарь – кумир миллионов британцев. После завершения карьеры не потерял ни жизнерадостности, ни чувства юмора. Но все-таки в последние годы предпочитал вести тихую, уединенную жизнь. В своем саду он сделал целую оранжерею. Все свое свободное время Бэнкс посвящал уходу за растениями и игре в гольф.
 
Гордость всей Англии – форвард Стив Блумер – поддерживал в порядке футбольный газон стадиона «Дерби Каунти». Блумер собственноручно подстригал траву. Кстати, наблюдать за таким занятием великого Блумера обычно сходились многие любопытные.
 
Бизнесмен: 
Леонидас – первый в блестящей плеяде великих бразильских футболистов ХХ столетия – быстро научился извлекать из своей славы весьма ощутимые блага. Его именем называли парфюмерную продукцию, напитки, шоколад, не говоря о спортивных товарах, и щедро платили за рекламу. А полученные деньги он научился выгодно размещать – открыл, например, ресторан в самом центре Сан-Паулу, где не было отбоя от посетителей, привлеченных его именем.
 
В 1991 году у Рината Дасаева закончился контракт с «Севильей», но на родину советский кипер решил не возвращаться. Еще некоторое время тренировал в испанском клубе вратарей, потом решил заняться бизнесом, открыл магазин спортивных товаров. Но увы, не выдержав конкуренции, Ринат Файзрахманович в конце-концов разорился.
 
Ференц Пушкаш уходил из большого футбола в зените славы, и вдобавок хорошо обеспеченным человеком, потому что успешно вложил заработанные в «Реале» деньги в процветающие промышленные предприятия, в том числе первоклассную колбасную фабрику близ Мадрида.
 
В 1972 году Уве Зеелер завершил выступления в родном «Гамбурге». Немец сконцентрировался на предпринимательской деятельности. К этому времени он уже был преуспевающим владельцем бензоколонок, гаражей, швейной фабрики. Теперь великий футболист – глава известной фирмы «Уве Зеелер Моден», торгующей спортивными товарами, производимыми «Адидасом».
 
Задолго до завершения карьеры бразилец Ривелино приобрел автозаправочную станцию. Она приносила немалый доход – все старались заправиться именно здесь, в надежде застать прославленного владельца. И Ривелино иной раз действительно ради удовольствия обслуживал клиентов сам, которые были счастливы поговорить с ним. 
 
Музыкант:
Оказывается, Петер Шмейхель не только гениальный вратарь… После окончания карьеры игрока датчанин всерьез занялся музыкой. Еще в юности Петер задумывался о карьере музыканта. Причем, с успехом играя на гитаре в школьном рок-ансамбле, предпочтение тем не менее отдавал фортепиано и серьезной классической музыке. Став футболистом, музыку Шмейхель никогда не оставлял. В 1996 году выпустил свой первый компакт-диск с композициями, посвященными проходившему в тот год в Англии чемпионату Европы. Пластинка имела огромный успех. Закончив карьеру, Шмейхель стал обрабатывать для консерватории произведения норвежского классика Эдварда Грига.
 
Фермер: 
Кроме того, Шмейхель всерьез увлекся… свиноводством. Взял да и приобрел две фермы в родной Дании.
 
У Паоло Росси фермы несколько иного направления. Весьма успешно знаменитый итальянец занимается выращиванием винограда и оливок. Кроме того, немалый доход приносит Росси агентство недвижимости.
 
Инженер:
Этой профессией в совершенстве овладел Андрей Гаваши. О том, как вратарь пришел к научному труду, расскажет он сам. «Мой отец, который получил инженерное образование в Праге, с детства прививал мне любовь к точным наукам, настаивал на том, чтобы я всерьез занялся учебой. Тренировки и разъезды этому явно мешали. Конечно, с расстояния больше чем в сорок лет я сегодня понимаю, что нельзя было отказываться от той науки, которую я приобрел за целый год динамовских «университетов».
Но я всегда слушался родителей. Кстати, мой отец был дружен с Соловьевым – вместе лечились в Трускавце – и ему удалось убедить тренера, что футбол в семье Гаваши – всего лишь хобби.
Трудно сказать, потерял ли я что-то в итоге, или выиграл: мне всегда очень нравилось работать инженером. Останься я в футболе, то никогда бы не закончил физический факультет университета по специальности «ядерная физика», не поработал на производстве. Но в футбол играть я не бросил – до 27 лет играл в ужгородском «Спартаке» - представьте себе поездки через всю Украину в маленьком «ПАЗике». Когда студенты отдыхали, я мотался по Украине, когда отдыхали футболисты, я «грыз гранит науки».
По окончании университета меня пригласили в районный центр Перечин, где секретарь райкома решил создать команду: это была родина моей жены, так что мы туда с удовольствием поехали. Преподавать в школе физику мне не хотелось, и я поступил технологом на соко-винный завод. Через полтора года меня назначили главным инженером, и в этой должности я проработал целых восемь лет. Но в конце концов понял, что это все-таки «не мое»: ведь рабочие процессы, связанные со спиртом, несут в себе какую-то напряженность – того и гляди окажешься втянутым в другой процесс – судебный. В общем, ушел я на творческие хлеба: работал сначала конструктором, затем завсектором СКБ, начальником КБ.
Потом начал заниматься теорией футбола: написал книгу «Базовые тактические варианты», которую даже решился показать Базилевичу и Вихрову. Проштудировал курс биохимии и подвел под свои разработки теоретическую основу».                
 
Танцор:
Чемпион парижской Олимпиады 1924 года уругваец Хосе Леандро Андраде на жизнь зарабатывал искусством танца. В родном своем квартале, не самом богатом из всех районов Монтевидео, он организовал танцевальную группу. Она собирала толпы зрителей во время представлений, а сам Андраде неподражаемо исполнял румбу и танго. 
 
Киноактер:
Самый известный после Марадоны аргентинский форвард Хосе Мануэль Морено (провел 950 матчей, забил 850 голов) после футбольной жизни окунулся в семейную. Морено женился на актрисе и с большим успехом снялся в нескольких картинах. Больше того – одну из них он даже режиссировал. Вот уж поистине правда – талантливый человек талантлив во всем.
 
Главное занятие Эрика Кантона сейчас – кино. Если из футбола он ушел в самом расцвете сил, то в кино он пришел явно поздно. К тому же у него не было профессиональной подготовки, и на нем висел ярлык: «Эрик Кантона, футболист». Поначалу, не скрывает Эрик, дела у него шли тяжело. Хотя во Франции его не считают актером, Эрик снялся в 12 фильмах и сам снял короткометражный фильм. Признание к нему пришло три года назад. В ставшем культовым фильме «Обжоры» он сыграл главную роль – полицейского инспектора Ричарда Салену. На работе у Салены все прекрасно, а вот в личной жизни проблемы. К тому же он… обжора. Ролью инспектора Эрик гордится. После выхода «Обжор» критики наконец начали писать о нем как об актере и не прибавлять слова «бывший футболист». Сейчас он вместе с известным французским актером Даниелем Отоем снимается в Париже. «Второе дыхание» - римейк картины, снятой Жан-Пьером Мелвиллом в 1966 году. Эрик уверен, что фильм будет иметь успех.
 
Художник:
Кроме того, в часы досуга Эрик Кантона увлекся живописью. У француза обнаружился незаурядный талант художника. «Моя мечта — жить творческой жизнью, — рассказывает Эрик. — Я творил на зеленом поле и творю сейчас. Только сейчас у меня другие возможности делать это».  
 
Работник общепита:
Владимир Щегольков – известный в прошлом защитник киевского «Динамо» - сам расскажет, чем он занимался после футбола. «Я пошел в «Динамо». Сергей Николаевич Сальников, зампред городского совета, предложил принять лыжную базу… Ну какой из меня лыжник! Отгулял я пару месяцев и начал уже было впадать в депрессию – не привык бездельничать… Встретился как-то мне знакомый, который предложил переквалифицироваться в… директора столовой! Поначалу я не то, чтобы испугался ответственности, просто трудно было себе представить себе такое превращение: из футболиста – в «торгаши».
Моим крестным отцом стал Георгий Евдокимович Астистов, начальник управления общественного питания, который оказался страстным футбольным болельщиком. Он, с места в карьер, предложил место директора ресторана «Киев» - я, конечно, замахал руками. «Хорошо, - говорит он, - пойдешь на Подол директором куста столовых, я сейчас туда позвоню». Приезжаю в трест, а там посмотрели мой военный билет, где написано, что я офицер запаса МВД, и решили, что прибыл «засланный казачок» из ОБХСС!
И, несмотря на то, что меня «курировал» сам Астистов, отказали. В итоге я оказался в популярном тогда кафе на улице Леонтовича и за короткое время стал вполне «боеспособным» заместителем у Володи Кретинина, нашего с Витей Каневским общего дружка.
За пять месяцев сумел «обтереться», обзавелся нужными знакомствами, связями, поступил в институт народного хозяйства, на экономический факультет. Начальство обратило на меня внимание и подобрало мне директорское кресло: на этой должности я проработал 25 лет!».     
 
Писатель:    
Фриц Вальтер стал первым из великих футболистов Германии. Его имя связано прежде всего с победой национальной сборной на чемпионате мира 1954 года в Швейцарии, однако начинал он играть еще до Второй мировой войны. После завершения карьеры Фриц Вальтер жил в своем родном городе Кайзерслаутерн, занимаясь литературной деятельностью – написал несколько слов о футболе, которые мгновенно исчезали с прилавков магазинов. В одной из них он рассказал о своем примечательном пребывании в лагере для военнопленных.
 
На склоне лет писательской деятельностью занялся бразилец Зизиньо. Он написал автобиографическую книгу о своей жизни в футболе. Судя по тому, что она мгновенно разошлась, своего великого футболиста Бразилия никогда не забывала. 
 
Экскурсовод:
Гуннар Нордаль – легендарный нападающий сборной Швеции и «Милана» - был весьма непрактичным человеком. Он не сумел использовать свою великую футбольную славу, зарабатывая, например, на рекламе и открывая солидные банковские счета или вкладывая их в коммерческие предприятия. Поэтому дальнейшая жизнь Нордаля оказалась не слишком благополучной. В солидном возрасте великий футболист работал в шведской туристической фирме, сопровождая экскурсионные группы в поездках по Италии. Когда оказывался в Милане, непременно заходил в ресторан, который открыл его куда более преуспевающий товарищ по клубу Нильс Лидхольм. И умер Нордаль тоже в Италии – в небольшом городке Альгеро на острове Сардиния, куда он привез очередную группу туристов из Швеции. Инфаркт случился у него в бассейне отеля «Оазис».
 
Страховой агент: 
К обычной жизни, как оказалось, великий футболист Жозе Альтафини не был готов. Какую-либо профессию он так и не удосужился приобрести, а стал работать… страховым агентом. Правда, в середине 1990-х годов один из малоизвестных клубов серии В пригласил Альтафини в качестве консультанта. Удивительным образом дела клуба после этого быстро пошли в гору, однако ненадолго. А в конце концов, когда в Италии появились платные спортивные телеканалы, Альтафини нашел себя в качестве комментатора. Вот так вот - разнорабочий.
 
Обычная работа страховым агентом Джефри Херста не прельщала. В середине 1980-х годов англичанин вместе со своим старым товарищем по клубу «Вест Хэм» и сборной Мартином Питерсом создал страховую компанию.   
 
Водопроводчик:
Легендарный форвард сборной Англии Том Финни еще в юности освоил профессию водопроводчика по настоянию практичного отца, который знал, что футбольная карьера скоротечна и заставил сына задуматься о том, что он будет делать после футбола. В этой области он работал как во время карьеры, так и после нее. В 1961 году удостоен Ордена Британской Империи, в 1998 году получил рыцарский титул. Понятное дело, не за водопроводные подвиги.
 

0
0