Интервью

Мирча ЛУЧЕСКУ: «Жулиано – уникальный парень, его некем заменить»

Мирча ЛУЧЕСКУ: «Жулиано – уникальный парень, его некем заменить»

31 октября 2016 г., понедельник 15:24

| источник

Главный тренер сине-бело-голубых — о матче с «Томью», нереализованных моментах, игре Жулиано, лидерских качествах, ситуации с Новосельцевым, «Зените»-2 и молодых игроках.

— Вы сегодня были очень недовольны игрой и активно подсказывали на бровке. Что вас возмутило? — Конечно, я доволен тремя очками, которые мы завоевали, но я более требователен к выступлению своей команды, поэтому у меня есть некоторые замечания. В первую очередь я недоволен теми инстинктивными решениями, которые принимали наши игроки, особенно в атаке. Мы совсем по-другому трактуем такие моменты, в особенности быстрые атаки и контратаки. Сегодня, к сожалению, мы принимали совсем неверные решения в этих моментах. Например, в последнем эпизоде, когда Юсупов был перед вратарем. В таких случаях, и мы это обязательно делаем на тренировках, обыгрывается соперник под дальнюю ногу и забивается мяч в пустые ворота. Он обыграл в середину, где были все защитники соперника и тот же вратарь. Естественно, мы опять не забили. Такой же момент был со «Спартаком». Мы все готовим организованно, и в атаке должны быть синхронные действия, а на инстинкте я прошу своих футболистов не играть. К сожалению, сегодня было больше инстинктивных решений, чем командных. Это я говорю и игрокам. — Насколько вас раздражает, что страдает реализация моментов? Насколько важен для вас итоговый результат — крупный счет или минимальный? — Мы теряем важных игроков, к сожалению. Фланговые игроки у нас были совсем другие, в центральной зоне обороны тоже другие, а мы из обороны выходим через пас. Большие команды очень редко меняют стартовый состав и прибегают к ротации. Нам все-таки пришлось это делать. Механизмы атаки и обороны страдают оттого, что мы меняем игроков от матча к матчу, а это касается в первую очередь травмированных футболистов — выбыл Смольников, тянется старая травма у Жиркова, выбыл Хави Гарсия. Очень нелегко приспособить новое сочетание футболистов к хорошей игре. К сожалению, когда появляются сложности, мы возвращаемся к той игре, которая была раньше — длинные передачи и какая-то борьба, то есть то, что я совсем не люблю, и я противник этого. Но даже при этом могли обыграть «Томь» очень крупно, если бы реализовали моменты, которые мы сегодня создавали. Не так легко играть через два дня на третий, через три на четвертый, поэтому я благодарен своим игрокам за то, что они сегодня проявили характер, показали хорошее движение. Есть некоторые проблемы, которые мы, естественно, будем решать. Мое недовольство не значит, что я в душе недоволен теми тремя очками, что мы завоевали вместе с командой. — Самый известный комментатор Петербурга Геннадий Орлов сказал, что у Жулиано спад, поскольку у него началась звездная болезнь. Согласны ли вы с этим? — Все объясняется гораздо проще: он принимал участие во всех матчах и был лучшим практически во всех играх. Не так легко отдаваться полностью, как он отдается, и совершать такой большой объем работы, а также летать по всей Южной Америке за сборную, затем возвращаться назад. В России тоже непростые перелеты, мы возвращается утром, а также нужно еще успевать восстанавливаться. Он уникальный, очень порядочный парень, который полностью отдается не только в матчах, но и в тренировочном процессе, поэтому сейчас ему не хватает какой-то свежести, чтобы можно было сделать последний пас. Это было видно и в прошлой игре, и в сегодняшней. К сожалению, на этой позиции у нас такого же типа игрока нет, чтобы мы могли дать ему отдохнуть. До тех пор пока не вернется Данни, потому что он может исполнять ту же роль, придется нагружать Жулиано. Я бы хотел, чтобы он выдержал такой ритм, потому что не хотелось бы, чтобы это привело к травмам. То, что он делал до сегодняшнего дня, — это подсказка другим игрокам, что его должен кто-то заменить и ему должны помочь в этом плане. К сожалению, не все выходят на первый план. — Что с Новосельцевым? — К сожалению, всякий раз, когда я готов его выпустить на поле, он травмирован. Сегодня его забрали прямо из гостиницы и увезли к доктору. Сделали обследование, и только завтра будут известны результаты. Он должен был играть и с «Анжи», и с «Оренбургом», и сегодня, но так получилось, что ему просто не везет. Первая игра его должна была быть с «Тамбовом», но череда травм и недомоганий продолжается и по сегодняшний день. Быстрее всего я определюсь с ним, когда он покажет себя на зимних сборах, когда будет много международных матчей. Новосельцев нам нужен. — Мы понимаем сложности в связи с травмами. Нам приятно, что Анюков показывает игру высокого класса. Так ли это с вашей точки зрения? Существуют ли психологические лидеры среди игроков на поле, и если да, то кого вы можете назвать? — В команде не должно быть одного лидера, их должно быть много. Качество игры показывает, в каких компонентах футболист является лидером — мощь, техника или что-то еще. Мне кажется, слово «лидер» в большей степени было придумано журналистами, чем является реальностью в сегодняшнем футболе. По идее, все игроки высокого уровня должны быть на футбольном поле с качествами лидера. Чаще всего это опытные игроки, которые знают, как вести себя на поле и как подбадривать всю команду. Лидерами становятся менеджеры команды, а игроки высокого уровня помогают тренеру передать все свои требования на футбольном поле. Раньше мог игрок, когда не было такого плотного футбола и жесткости, спокойно принимать мяч — он назывался плеймейкером, — посмотреть и отдать. Сейчас такого нет — все делается в контакте. Я думаю, в команде находится место всем — и рабочим, и гениям, тем, кто думает на футбольном поле. Я очень доволен Анюковым. Играем постоянно через два дня на третий, а он все-таки не очень молодой. Дай Бог, чтобы он выдержал физически ту нагрузку, которую он получает. Ее объему в его возрасте можно позавидовать, потому что он бегает туда-сюда. Нужно подумать, кто еще может сыграть на этой позиции, потому что не хотелось бы, чтобы это привело к травмам. Мне неприятно это говорить, но даже неправильно, что существует команда «Зенит»-2 и она играет в таком сильном чемпионате, как ФНЛ. Я предпочел бы, чтобы некоторые футболисты, 5–6 человек, постоянно тренировались с нами и, когда была бы нужда, я мог их использовать. Получается, что я даже не могу на них надеяться. В «Шахтере» расформировали вторую команду, все перспективные игроки тренировались с главной командой, и практически все из них доросли до игроков уровня национальной сборной. У нас за год было по 25 международных матчей, когда сборники уезжали в свои команды. Мы брали молодых футболистов и практически в каждом перерыве играли в Европе с сильными командами, где они бы могли набраться международного опыта, и так они росли. На сборы мы могли брать 30 игроков и принимали участие как минимум в 10 матчах высокого уровня, выше по уровню, чем ФНЛ. Чернов как раз продукт этой подготовки — он сыграл на сборах 6–7 матчей хорошего уровня, я знал его качества, поэтому он появился в составе. Сложно: у нас постоянно 4–5 травмированных игроков, а заменить их некем. Через мои руки прошло много молодых игроков, которые выросли в хороших футболистов, и я тоже вижу в этом задачу — чтобы процесс не растягивался на пять лет, а чтобы они через один-два года могли быть в составе «Зенита». В сборной Украины девять человек, которые прошли через мои руки, прошли через сборы. Это непростой процесс, учитывая, что тренер должен добиваться результата, а не просто выпускать 19-летних ребят на поле, потому что иначе с ним попрощаются. Я порой получаю большее удовольствие, когда вижу, что растет молодой футболист, чем добиваясь результата.

0
0