Интервью

Матия НАСТАСИЧ: «Рад выйти на поле спустя семь месяцев»

Матия НАСТАСИЧ: «Рад выйти на поле спустя семь месяцев»

23 марта 2016 г., среда 09:30

| источник

В первом туре этого сезона на 17-ой минуте победного матча (3:0) с бременским «Вердером» Матия Настасич вынужден был покинуть поле.

Спустя почти семь месяцев серб вернулся на поле. В интервью с schalke04.de он рассказал о первых моментах боли, тяжелой реабилитации и о товарище по несчастью. Матия, рады снова видеть вас на поле! Как у вас дела? Очень хорошо, сильных болей больше нет. Снова стоять на поле это прекрасно. Позади у вас длительный неприятный период. Насколько было тяжело вдали от команды бороться за свое возвращение? Это было очень тяжелое время, но каждый месяц дела шли все лучше. Я рад, что эти семь месяцев позади, и я снова могу выйти на поле. Какой была ваша первая мысль, когда вы получили травму в матче с «Вердером»? Я был подавлен тем, что так рано должен выйти из игры. До того случая я находился в прекрасной форме и особенно хотел помочь своей команде в мой первый полный сезон. К сожалению, все случилось не так, как я планировал, но это футбол, иногда такие вещи здесь случаются. Вы сразу почувствовали, что это серьезная травма? Если честно, в первый момент я не думал о том, на какое время выйду из строя. Спустя два часа, как наш врач сказал, что у меня разрыв ахиллесова сухожилия, я сразу понял, что впереди меня ждет очень длинный перерыв. На следующий день после травмы команда показала, что она всегда с вами. В раздевалке они позировали с плакатами с надписью «Матия, поправляйся быстрее!» Что вы почувствовали, когда увидели эти фото? Невероятный дух команды, это очень подбодрило меня и придало мне дополнительных сил во время реабилитации. Это здорово, когда вся команда стоит за одного. Это первая тяжелая травма в вашей карьере? Да, уже можно и так сказать. Эта первая травма, которая выбила меня из колеи более, чем на полгода. Надеюсь, и последняя. Часть реабилитационной программы вы осуществили в Сербии. Что послужило тому причиной? В первое время после такой сложной травмы почти нельзя ничего делать. Для меня было очень важно, чтобы рядом со мной в этот момент находилась моя семья, поэтому в самом начале я уехал в Сербию. Это помогло мне освободить голову от неприятных мыслей. Как осуществлялся контакт между Андре Брайтенрайтером и остальными членами тренерского штаба во время вашего лечения? Контакт поддерживался постоянно. Тренер всегда интересовался, как проходит реабилитация. В свое отсутствие я был очень близок к происходящим событиям. Где вы смотрели матчи команды? Все домашние матчи смотрел вживую на ФЕЛЬТИНС-Арене, гостевые по телевизору. За исключением матча в Берлине, в остальных встречах игра у нас шла хорошо. Я убежден, что мы достигнем поставленных целей. У нас великолепная команда. Несколько недель спустя после вас, травмировался Марко Хёгер. Таким образом, вам не пришлось работать над восстановлением в одиночестве... Я не пожелал бы травмы ни одному игроку. Это худшее, что может произойти с футболистом. Время, проведенное вместе с Марко, помогло мне. Большую часть реабилитации мы провели вместе. Мы помогали друг другу, подбадривали. Во время зимнего сбора в США вы уже бегали по облегченной программе. Недавно вы уже проводили часть тренировки вместе с командой. Удастся ли в этом сезоне сыграть в Бундеслиге? По сравнению со сбором в США сейчас всё выглядит намного лучше. Я надеюсь, что смогу увеличивать нагрузки и уже скоро смогу тренироваться с командой по полной программе. Я усердно работаю над тем, чтобы уже в этом сезоне отпраздновать камбэк.

0
0