Новости

ГРИГОРИЙ КОЗЛОВСКИЙ: Мне комфортно в своем маленьком болоте

ГРИГОРИЙ КОЗЛОВСКИЙ: Мне комфортно в своем маленьком болоте

2 августа 2018 г., четверг 17:00

| источник

Президент Винникивского «Руха» Григорий Козловский в интервью рассказал о потенциальной возможности купить «Карпаты», построение огромного спорткомплекса, нарушение футбольного закона и украинских судей.

"Леоненко называл нас с Карпатами колхозными командами"

- «Рух» уже давно известен украинским болельщикам, а вы получили известность буквально за последний год. Для вас важна публичность?

- Абсолютно неважно. Я не считаю, что есть публичным человеком, и не хочу им быть. Я просто живу своей жизнью, в которой мне комфотно. И не более.

- Для вас важно, чтобы знали «Рух» или вас?

- Важнее, чтобы был счастливым и делал добро. А то, что считают люди, это проблема людей. На это, к сожалению, я не влияю. Даже не думаю об этом, мне неважно.

- То есть, слава вас совсем не интересует?

- Совсем. Если бы интересовала, то я бы баллотировался в Верховную Раду, в мэры или еще куда-то. Не делал этого и не собираюсь. Меня уже везде сватали, а я не хочу.

- Почему?

- Мне комфортно здесь, в своем маленьком болоте. Есть свое среду, в которой все устраивает. Это болото маленькое, но оно свое. Мне приятно ходить босиком, в шортах, посидеть на стадионе. В Киеве так не погуляешь. У меня своя философия. Жизнь одна. Её надо прожить для детей, семьи, людей.


- Относительно недавно у вас в гостях был Александр Денисов, также вы дружите с Игорем Цыганик. Как вам удается одновременно общаться с людьми, которые представляют враждебные лагеря украинского телевидения?

- Не думаю, что они враждебны.

- Вы же знаете, что одни поносят «Динамо», а другие - «Шахтер».

- Я смотрю и тех, и тех. Одновременно. Когда в одной программе начинаются повторы, я переключаю на другую. Я не вижу проблем. Это два больших профессионала, интересно говорят о футболе. Это две точки зрения.

Почему сразу слово «понос»? Нельзя сидеть на своей колокольни и говорить, что она одна. А других не видишь. Их две. Монета также имеет две стороны. У Денисова одно видение ситуации, у Цыганыка - другое. Это нормальные вещи. Мне интересно слушать обе программы.

- Учитывая вашу дружбу, «Профутбол» и «Великий футбол» могут говорить о «Рухе» плохо?

- Почему нет? Леоненко  называл нас с «Карпатами» колхозными командами. Наговорил всяких гадостей. Это его точка зрения. Как я могу на нее влиять? Это его видение и Бог ему судья.

- Не могу не вспомнить странную историю с Гудымой. Человеку были должны приличные деньги, он годами ходил по судам, а в один момент пришел волшебник Козловский и все решил. Как?

- Когда Копперфилд показывает фокусы на сцене, то он не рассказывает, как делает эти фокусы. Пусть для вас мой поступок также останется колдовством. Адвокат Гудымы все очень грамотно и профессионально сказал.

- Какой была ваша помощь Гудыме?

- Считайте это хорошим колдовством.


- Если вы хотели просто помочь «Карпатам», то для чего собирали пресс-конференцию, а не решили проблему тихо?

- Ситуация была непростой. Мало что кому может через полгода в голову прийти.

- К примеру?

- Что вопрос решался силовым методом. Поэтому я хотел, чтобы Гудыма сказал, что все хорошо. Не хотел сделать добро, а потом еще выглядеть каким-то бандитом, негодяем. А так - мы сели, любезно поговорили, пожали руки и разошлись. Немного другая картина.

В Украине говорят: "Не делай никому хорошо и поэтому плохо не будет". Я с этим не согласен, но у нас очень часто так бывает. Очень не хотел попасть в зону дискомфорта.

- Общались с Петром Дыминский после решения этого вопроса?

- Нет. С Петром Петровичем не общался очень долго. Виделись с вице-президентом Олегом Смалийчук.

- Он благодарил вас?

- Мы об этом не говорили.

- Вам вообще нужно, чтобы«Карпаты»,  поблагодарили за это?

- Нет не нужно.

- Какое сегодня сотрудничество «Руха» и «Карпат»?

- Рабочая ситуация. Сейчас говорим о трех молодых футболистах, которые играют за Карпаты U-21. Я уже говорил о них со Смалийчуком, предварительное согласие и договоренность об их годовую аренду у нас есть. Эти футболисты пока не имеют шансов играть за первую команду Карпат, но посмотреть на то, как они себя проявят в бою со взрослыми мужиками, можно.

Имеем ситуацию с Вербным, который фактически был списанным, а сейчас является ключевым футболистом Карпат. Он был в Винниках всего полгода. Это колдовство вас не интересует?

- Но есть Ткачук, не заиграл.

- Мы Ткачука не хотели. Теми, кого хотели, я доволен - и Грисьо, и Хомченко. Я просил трех футболистов, «Карпаты» могли дать и дали больше. Ткачуку мы не дали возможности проявить себя, потому что у нас большой пул футболистов в центре поля.

- Есть футболисты«Карпат», которые идут в «Рух. Будут ли футболисты «Рух», которые пойдут в «Карпаты»?

- Любого, кого захотят "Карпаты", я сам привезу при одном звонке.

- Вы удивились, что вашего сына зимой вызвали в расположение "Карпат"?

- Я не понимаю этого финта "Карпат". Этот вопрос к Карпатам, почему они его вызвали. Не понял этого жеста.

- Вы хотите, чтобы ваш сын играл за "Карпаты" или за "Рух"?

- Я бы хотел, чтобы мой сын вообще играл в футбол. Но прежде всего хочу, чтобы сын был добрым и отзывчивым человеком, а потом еще и хорошим футболистом.


- Почему вам интересно возглавить «Карпаты»?

- Интересно может быть один раз сходить в ресторан поесть, а «Карпаты» - очень тяжелая и дорогая ноша. Кто за это будет платить?

- Можно искать партнеров, спонсоров.

- Ищем.

- Если не представляется возможным купить «Карпаты», то не хотите просто стать президентом клуба, руководителем?

- Это значит убить «Карпаты». Это очень тяжелая ноша. Я очень ответственно отношусь к этим вещам. Тысячу раз говорил - если будет желание города и области возглавить этот процесс, то бизнесмены объединятся вокруг этого. Все остальное - утопия.

- Почему?

- Футбольный клуб - это не частный бизнес. Ты не берешь команду, которая играет у тебя во дворе, как частный концерт. Это же для людей. «Карпаты» во Львове любят. За это должен кто-то платить. Бизнесмены готовы помогать, но помогать кому? Городу? Области? Городу и области? Должен быть выбран народный президент, выберут люди. Я говорил об этом тысячу раз. До тех пор, пока из власти никто не подставит плечо "Карпатам", то будет беда.

- В «Карпатах» нет ни финансовых проблем, там играют хорошие футболисты, клуб, где играть. Для чего поддержка власти?

- Все относительно. Все познается в сравнении. Что я имею в виду, увидите через год.

- Недавно появилась информация о том, что в Винниках будет построена большая база отдыха с футбольной академией. Для чего это вам?

- Почему вы решили, что все, что я делаю в той жизни, это мне? Вот я построил отель - вы думаете мне негде спать? Я построил ресторан - разве мне нечего поесть? Если посчитать вложения в ресторан или отель, то дай Бог, чтобы я те деньги за 50 лет отбил.

Мы построили в Винниках спорткомплекс, где люди платят 300-400 гривен в месяц и каждый месяц доплачиваем 450 000 гривен на его содержание. Около 350 детей у меня танцует в народном ансамбле. Для меня? И футбольная команда также для меня играет?


- Что будет, кроме футбольных полей?

- Зимой - искусственный каток. Австрийцы уже три раза приезжали - хотят поставить 500-метровый подъемник с горки. Будут два больших бассейна, различные развлекательные вещи. И детская академия, которая будет называться "Фабрика футбола".

- Она станет конкурентом академии "Карпат"?

- Мы еще не испекли торт, а уже его делим. Не проблема отрезать, главное проглотить.

- За чьи деньги будет строиться комплекс?

- Есть бизнес-проект. Для этого люди ходят в институт. Для того я учился 15 лет. За чьи деньги? Когда человеку не хватает образования, то она выглядит, как бабка из деревни. Вы сейчас выглядите, как бабка из деревни. А за чьи деньги мир построен? Для того работает банковская система. Для этого есть различные фонды. Это большой процесс. А у нас делится так - за свои деньги или за украденные? Я человек с образованием. Для этого рисуются определенные проекты.

- Все равно непонятно. Кто будет владельцем?

- Придете через 5 лет и спросите. А я вам скажу.

Люди долго учатся в разных Гарвардах для того, чтобы что-то строить. Когда заканчиваешь Гарвард, тебе же не дают деньги, а ум, как зарабатывать деньги. Одним Бог дал разум зарабатывать деньги и понимание, как это строить, а другим - не дал. Поэтому они иногда задают неправильные вопросы.

- Какова главная цель этого проекта?

- Это очень профессиональная история. Цель - построить образцовый оазис спорта. Возможно, со временем там будет водное поло. Уже разговоры о регби. Завтра, посмотрим, пойдет разговор о гандболе. Есть бизнес-предложения. Люди садятся и говорят. Есть те, кто хочет делать реабилитационный центр. Такой процесс.

Для этого надо было учиться не  журналистике, а  экономике. Вы ставите острые вопросы и ищете что-то непонятное. А я вам говорю как экономист.

- Вы позиционируете себя как человек, который помогает другим. А с другой стороны вы нарушаете крайней мере футбольный закон. Почему?

- Я иногда делаю нехорошие поступки, но с добрым сердцем.

- Какое хорошее сердце в срыве футбольного матча?

- Я сорвал его любя.

- Любя кого?

- Футбол, людей. Я никого не обидел - в тот момент боролся за справедливость, а не за зло. Когда вы идете по улице, а на девушку напал хулиган и вы вступились - дали ему по морде. Это хороший поступок?

- Да.

- Почему?

- Потому что это защита девушки. Меня никто за это не накажет.

- А если кто-то вышел из-за угла и дал вам трубой по голове и ваши дети остались без отца?

- Мы говорим о рамках закона.

- Все относительно.

- Вы отбываете двухлетнюю дисквалификацию, но все равно ходите на матчи. Почему?

- Я не хожу на матчи, а нахожусь в ресторане, который не входит в паспорт стадиона.

- Вы часто говорите об ужасных украинских судьях. Что с ними делать?

- Пока кого-то не поймают за руку, не посадят или не примут какой-то закон, то ничего не изменится. Вы себе не представляете, что это за публика. Там не менее половины таких. Даже не хочу этого слова говорить, потому что получу пожизненную дисквалификацию.

Они бы маму родную продали и, как моя бабушка говорила, у мёртвого бы из уха выпили. Не хочу говорить, потому что еще себе наговорю. Вы меня научили, что я человек публичный, поэтому лучше не провоцируйте.

- Все жалуются на судей, но никто не хочет о них говорить. Это же смешно.

- Пусть говорят те, кто не имеет никакой дисквалификации. После каждой игры я знаю все - кто, что и кому. Но говорить не буду - получу пожизненную дисквалификацию.

- В украинском футболе есть другие проблемы, кроме судей?

- Я бы точно свернул чемпионат U-21. Пусть эти команды играют во Второй и Первой лигах, как в Испании.

Второе - нужна другая система контроля над судьями. Как в Польше, когда оценку работы судьи дают три человека - инспектор, эксперт, которого никто не знает, специалист, по телевизору смотрит футбол. И после каждого матча судьи обсуждают свою работу.

Третье - я бы сделал буферную лигу, где играли лучшие команды соседних областей. Это что-то типа любительского чемпионата, но регионального уровня. Надо дать массовости футболу, который находится между профессиональным и любительским.

- А проблема низкой посещаемости?

- Это не проблема, а беда. Здесь нужно что-то больше, чем бесплатные билеты. Их надо было давать 2-3 года назад. А сейчас больше - надо платить людям за то, что они приходят. Вы смотрите дальше - проблема в том, что люди в не приводят детей. И те не любят футбол. Не любят футбол - бегут на улицу, а она все сделает.

- Украинский футбол уже достиг дна?

- Чтобы понимать, что ты на дне, надо иметь чувство, что ты там. Хочется верить, что мы там. Но интуиция мне говорит, что мы только рядом.

- Что может спасти?

- Стабильность в экономике и стране. Людям трудно думать о футболе, когда они думают о войне и о том, что должны есть. Не имею точного ответа на этот вопрос.

0
0