Как Металлист и Карпаты наказали за договорной матч, сыгранный в 2008 году

Sport.ua – о самом скандальном матче в истории украинского футбола.

Какой-то злой рок преследует Карпаты. В львовском клубе – эпидемия коронавируса и пока команда пропустила три тура после возобновления чемпионата. Что будет дальше, каковы вообще перспективы Карпат, сейчас одному Богу известно. Разделяя тревогу и переживания за судьбу львовского коллектива, за здоровье его игроков и сотрудников, все же следует отметить, что в неприятные ситуации Карпаты попадают регулярно. Они в этом настоящие мастаки. Помните, как в марте 2007 года из-за загадочной простуды, якобы выявленной у восьмерых игроков, львовяне отказались играть матч чемпионата против Металлиста? И так и не сыграли тогда, кстати: не вышли на игру, а харьковчанам была присуждена техническая победа.

А в 2006-м Карпаты вообще влипли в пренеприятнейшую историю с подозрительным матчем против сумского Спартака. Но все эти случаи – лишь цветочки по сравнению с приснопамятным делом двенадцатилетней давности, которое навсегда изменило наш клубный футбол.

Пленки Дыминского

19 апреля 2008 года в Харькове был сыгран рядовой, казалось, поединок чемпионата страны между Металлистом и Карпатами. Хозяева одержали более чем уверенную победу – 4:0, которая вкупе с поражением в параллельном поединке Днепра фактически даровала бронзовые медали чемпионата слобожанам. Тот поединок так бы и оставался в числе многих прочих, если бы не одно обстоятельство: спустя месяц потихоньку начали всплывать его шокирующие и нелицеприятные подробности.

Правда, всплывать в слишком ограниченном пространстве. Но шила в мешке утаить не удалось, и через год-полтора мы все оказались втянутыми в неприятные, грязные и долгоиграющие разборки, получившие итоговый официальный статус как первый в нашем чемпионате договорняк. В той уже далекой истории было очень много нестыковок и кривотолков, но еще больше - алчности и глупости. Да и на свет она появилась, в общем-то, не из-за желания искоренять подобные явления, а скорее потому, что кто-то хотел насолить своему ближнему.

Все началось якобы с того, что во время разговора между тогдашним президентом ФФУ Григорием Суркисом и тогдашним президентом Карпат Петром Дыминским последний подколол первого, мол, не можешь навести порядок в подшефном хозяйстве. На что Григорий Михайлович, не моргнув и глазом, парировал: дескать, сначала разберись со своими подчиненными, которые за твоей спиной сдают матчи. И рассказал в общих чертах о подноготной игры Металлист - Карпаты, о том, кто из игроков львовской команды получил взятки, и кто из харьковского клуба их дал. Скорее всего, если бы эти два товарища не пересеклись случайно на одном мероприятии, двойное дно апрельского матча 2008 года так бы и осталось за кадром. Но истории было угодно развиваться по иным лекалам.

Петр Петрович, скоропалительный и довольно непредсказуемый человек, на сей раз решил немного выждать, пользуясь старым и проверенным веками методом, согласно которому месть – блюдо холодное. В своем кабинете Дыминский спустя несколько недель наехал на Лащенкова именно на этого футболиста вроде бы указал глава ФФУ, как на главного фигуранта договорняка, и загнанный в угол Сергей, словно провинившийся школьник, рассказал боссу, сколько денег получил, от кого, когда, и как они были потом распределены. В общем, сдал все явки, пароли, секреты и всех коллежан

Опять-таки, тот майский разговор-допрос так бы и остался достоянием лишь видеотеки Петра Петровича, если бы не очередная роковая случайность. Случившаяся аккурат спустя ровно год, в мае 2009-го. Тогда футболист Карпат Владимир Федорив, устав выбивать зарплату у своего руководства, пошел искать правду в федерации: он обратился с иском в КДК ФФУ. Карающий меч федерации в этом вопросе прогнозировано стал на сторону обиженного футболиста, и потребовал, чтобы львовский клуб рассчитался по всем долгам. Но так как Федорив принимал непосредственное участие в сдаче игры Металлисту, за что и получил причитающиеся десять тысяч долларов всего львовские заговорщики получили 110 тысяч долларов, которые были в итоге распределены между игроками стартового состава, и у Дыминского было на руках документальное признание Лащенкова, президент Карпат не собирался доплачивать Федориву за вредность.

Наоборот – львовяне начали на пальцах доказывать членам КДК, что у защитника команды рыльце в пушку. В ФФУ на слово не поверили, запретив Карпатам заниматься трансферами. Те не успокоились, начав ходить по инстанциям в поисках своей правды. Но слушать пустые слова львовян ФФУ все так же не хотела. И требовала доказательств. Дыминский был вынужден поделиться копией видео допроса Лащенкова. Маховик грандиозных и непредсказуемых разборок был запущен.

Преступление и наказание  

В начале 2010-го пленка с признанием Лащенкова в главном футбольном грехе стала достоянием не только отечественной футбольной общественности, но и зарубежной, так как в погоне за справедливостью Карпаты подали в суд Лозанны иск против ФФУ с требованием отменить запрет на трансферы. И в качестве доказательств своей правоты или невиновности карпатовцы прикрепили к делу видео-файл с признанием молдавского легионера Карпат. В УЕФА по поводу этой ситуации соорудили серьезную обеспокоенность, но перенаправили право разбираться обратно, в Киев, так как дело касалось внутреннего чемпионата.

И началось… Ввиду невиданного доселе прецедента, вице-президент федерации Александр Бандурко обратился за помощью в Генеральную Прокуратуру Украины. Но там не особо обрадовались: мол, никого же не убили, стало быть, разбирайтесь сами со своим футболом. И начали разбираться. Посредством все того же Контрольно-Дисциплинарного Комитета. Ведомство, которое возглавлял тогда Стефан Решко, спустя несколько месяцев разбирательств вынесло суровый вердикт, который тогдашний первый вице-президент ФФУ Сергей Стороженко, открыто занявший в деле сторону Металлиста, назвал позором для украинского футбола. А еще Сергей Михайлович, сильно сомневающийся, что ему делать – то ли уходить из ФФУ, то ли оставаться всем врагам назло, обронил тогда ставшую знаменитой фразу-мем о своей рубашке, которая оказалась ближе к телу: То ли сейчас закрыть дверь и уйти, перевернув эту страницу в своей жизни, то ли все же остаться? К слову, рубашку из шкафчика своего кабинета в федерации я забрал. Меня останавливает одно: останется ли в ФФУ после моего ухода хоть один человек, который будет бороться с произволом, и будет ли его голос услышан?.

А пока Стороженко рвало на части, вердикт КДК ФФУ получился следующим: Карпаты и Металлист синхронно лишались девяти очков, спортдира Металлиста Евгения Красникова, который, по словам Лащенкова, и предложил взятку игрокам Карпат, дисквалифицировали пожизненно. Как, впрочем, и самого Лащенкова. Пострадал и упорно искавший высшей справедливости Дыминский: один год запрета на футбольную деятельность, тогда как гендир львовского клуба Игорь Дедышин получил пять лет бана. Игроки львовской команды, которые участвовали в договорняке, решением КДК были оштрафованы на разные суммы от пяти до десяти тысяч долларов.

С такой постановкой вопроса не согласились ни в Харькове, ни во Львове. И Металлист, и Карпаты заявили, что будут оспаривать решение КДК. И от слов перешли к делу. А когда Апелляционный Комитет ФФУ оставил в силе решение предыдущей инстанции, оба клуба заявили о походе в Лозанну. Не остался в стороне и тогдашний наставник сборной Украины Мирон Маркевич, который совмещал свою должность с постом рулевого Металлиста. В августе 2010 года Мирон Богданович отправил в Киев депешу с сообщением, мол, отказываюсь дальше быть тренером первой команды страны в связи с невозможностью продолжать работу на этой должности. С чем связана такая невозможность, Мирон Богданович тут же подробно объяснил это нужно прочесть целиком: ФФУ полностью дискредитировала себя. Я не имею морального права работать в организации, которая целенаправленно уничтожает харьковский футбол. Я был и остаюсь тренером Металлиста и не могу предать родной клуб. Моя совесть перед украинскими болельщиками чиста. В течение тех месяцев, когда я возглавлял сборную, она не потерпела ни одного поражения. И это невзирая на то, что ФФУ сознательно откровенно игнорирует интересы главной команды страны в вопросах составления адекватного игрового графика, селекции, финансирования и инфраструктурного обеспечения.

Долгожданный вердикт Лозанны

Зимой 2011 года на авансцену вышел Спортивный Арбитражный Суд. Его высоким указом решение АК ФФУ было приостановлено. В Лозанне начали изучать дело и готовить свой вердикт.  

Тогда казалось, что самый справедливый и гуманный футбольный суд в мире оперативно справится со своей задачей, и уже к лету 2011-го Украина узнает его вердикт. Но не тут-то было. В деле начали появляться новые подробности, а оглашение итогового списка постоянно откладывалось. Весь 2011-й ушел на напрасные ожидания. Была надежда, что все разрешится в начале следующего года, но тоже мимо кассы. А дальше у УЕФА, ФФУ и всей футбольной Европы начались новые, более важные хлопоты – как провести Евро-2012. Провели отлично. Украина в грязь лицом не ударила. Скорее даже наоборот: тогдашний глава УЕФА Мишель Платини заявил, что тот чемпионат континента – лучший в истории проведения мероприятий. Харьковский матч отошел на второй план. И о нем начали потихоньку забывать.

А зря. Потому что в 2013-м все вернулось на круги своя. И наконец-то в августе, спустя пять с хвостиком лет после матча на харьковском стадионе Динамо, Лозанна прислала свой вердикт. Но до этого еще нужно было дожить. И переварить некоторые резонансные слова и события.

На тот момент Металлист получил нового собственника – Александр Ярославский был вынужден продать свое детище Сергею Курченко. В мае того года Металлист впервые в своей истории занял второе место в чемпионате страны, дающее право стартовать в квалификации Лиги чемпионов. И харьковчане таки стартовали в вожделенном турнире – 30 июля против греческого ПАОКа.

Спустя неделю они должны были уже в родных стенах принимать греков. Но не успели: 2 августа подоспел для кого-то долгожданный, а для кого-то и не очень вердикт УЕФА, согласно которому Металлист был отстранен в том сезоне от еврокубков. После более чем пятилетние разбирательства, торги, обвинения и апатию САС определил, что матч Металлист - Карпаты, сыгранный 19 апреля 2008 года, являлся договорным.

С клубов не снимали очки, некоторым фигурантам дела смягчили наказания, а то и вовсе отбелили, но то, что две наши элитные команды скатали в банальный дурно пахнущий договорняк, официально признали в Европе.

Карпаты после того вердикта в итоге оказались на задворках УПЛ: команда в последние сезоны регулярно борется за выживание. И выживет ли – большой вопрос в плане, сохранит ли элитную прописку. Металлист и вовсе исчез из футбольной карты страны. Высшее правосудие таки свершилось. А вот многие участники того договорняка – косвенные или непосредственные – как ни в чем не бывало, продолжают умничать, поучать или занимать высокие должности. Они очень быстро обо всем забыли. Или делают вид, что забыли.

А вот нам, футбольным болельщикам, с этим жить.