Отправьте на карантин нашу печальную, убогую игру: Как трагедия на Эйзеле изменила английский футбол

Английские клубы пять лет не играли в еврокубках, но это привело к масштабным изменениям к лучшему.

В мае 1985 года Sunday Times опубликовал ныне печально известную заметку, в которой говорил, что британский футбол находится в кризисе: убогий спорт играется на убогих стадионах и смотрят его убогие люди, из-за которых неплохие ребята предпочитают не появляться. Тот упадок достигал своего пика: в следующем сезоне посещаемость матчей элитного дивизиона упала до рекордно низкой отметки с начала Первой мировой войны, а во втором дивизионе были зафиксированы цифры, не виданные с сезона-1906/07.

Если это была низшая точка падения английского футбола, то для ее достижения потребовались не только Эйзель и еврокубковый бан. Более того, заметка Sunday Times была опубликована за 10 дней до встречи Ливерпуля и Ювентуса в Брюсселе. Тот сезон уже был омрачен трагедиями, например, массовыми беспорядками с участием болельщиков Лутона и Миллуолла в марте, а также пожаром на стадионе Бредфорд Сити, который в мае унес жизни 56 человек. Были и бесчисленные менее известные случаи насилия среди болельщиков или повреждения инфраструктуры.

А затем случился Эйзель. Расшатанный старый стадион, чьи разваливающиеся террасы служили отличными боеприпасами для любящих что-то пошвырять болельщиков. Офицер по безопасности стадиона не посетил ни одно из запланированных собраний, запрет на распитие алкоголя перед матчем так и не был воплощен в жизнь, а номинально нейтральная зона рядом с болельщиками Ливерпуля, отделенная лишь хлипкими заборами, была заполнена фанатами Ювентуса. Множество факторов повлияло на то, что английские болельщики собрались на террасах и это привело к обрушению стены и гибели 39 человек, а также травмам более 600. Вся вина пала только на английских фанатов, пусть и далеко не безгрешных.

Каким-то образом порядок удалось восстановить и матч продолжился. Ювентус выиграл 1:0, но было понятно, что этот финал – конец чего-то большего, чем просто футбольный турнир. В The Guardian вышел материал Отправьте на карантин нашу печальную, убогую игру, в котором требовали дать время и свободу английскому футболу найти и внедрить решения проблем. Мы – источник заражения. Мы – тот дом вируса, и мы должны действовать соответственно, – писалось в статье, требовавшей на время отказаться от участия в международных турнирах. Конечно, это причинит огромный вред игре. Иностранные звезды уедут за рубеж. Стандарты снизятся. Но лучший способ бороться с опасным и таинственным вирусом – это максимально жесткий карантин.

Это было далеко не единогласное мнение, особенно внутри игры. Большинство из нас думали, что следует забанить Ливерпуль и, возможно, Ювентус, – говорил Рон Аткинсон, тогдашний тренер Манчестер Юнайтед. – И никого больше. Однако, когда ФИФА запретила всем английским клубам играть за рубежом – вплоть до товарищеских матчей что было довольно бессмысленным ограничением, снятым через две недели, премьер-министр страны Маргарет Тэтчер поприветствовала отличную возможность навести порядок в собственном доме. Ливерпуль еще до того отказался от участия в Кубке УЕФА последующего сезона, а Футбольная ассоциация отозвала всех своих представителей. Позже и УЕФА объявил о своем запрете.

Тэтчер, чьи познания в футболе были крайне ограниченными, призывала к дисквалификации английских клубов, особенно Ливерпуля, – писал Кенни Далглиш. – Мне казалось, это вершина безответственности для Тэтчер, так быстро выступать с настолько опрометчивыми заявлениями, когда она не знала фактов. Возможно, это из-за нее все английские клубы забанили. Если бы она держала рот на замке, остальные клубы могли бы не пострадать.

У Эвертона под руководством Ховарда Кендалла была одна из лучших команд в их истории, и выиграй они Кубок европейских чемпионов, их бы помнили сейчас не только в окрестностях Гудисон Парк. За две недели до Эйзеля ириски выиграли Кубок обладателей кубков в мирном финале против венского Рапида в Роттердаме. Изумленный Брайан Клафф выдал: С такой-то игрой – как долго эта команда будет царствовать в Европе? Но они так и не получили шанса. Эвертон сильно пострадал как клуб, – говорил защитник и капитан команды Кевин Рэктлифф. – Мы только выиграли чемпионство и Кубок обладателей кубков, так что были преисполнены веры в продолжение доминирования английских клубов в Европе. Но вместо этого все накрылось и таланты начали покидать команду.

Сам Ливерпуль выиграет три из следующих пяти чемпионатов. В 1987 они перестроят свою команду, купив Джона Барнса, Питера Бирдсли и Рэя Хатона. Под руководством Далглиша они показывали великолепный футбол на протяжении большей части следующих трех лет. Эта команда тоже исчезнет, так и не дождавшись шанса сыграть в Европе. "Можно только представлять, чего мы могли бы добиться, сколько еще трофеев выиграть,– писал вратарь Брюс Гробелаар. – Жалеем ли мы об этом до сих пор? Я не могу говорить за других игроков, но, наверное, они ощущали это так же сильно, как и я.

С каждым годом после 1985-го английские клубы и ФА делали оптимистичные заявления об отмене бана, но последовавшие события лишь ухудшали их положение. В 1986 около 150 болельщиков Вест Хэма и Манчестер Юнайтед подрались на пароме через Ла-Манш, в 1987-м во время матча между ФРГ и Англией в Дюссельдорфе одного человека подрезали, а 48 аарестовали. Поведение многих английских фанатов на Евро-88 скорее вызывали опасения, что под действие запрета попадет и национальная команда, а не что дисквалификацию отменят.

Все началось налаживаться во время чемпионата мира в 1990 году, когда президент УЕФА Леннарт Юханссон сказал, что в следующем сезоне английские клубы имеют 10% шанс на участие в еврокубках. В результате Англия дошла до полуфинала при поддержке в целом хорошо ведущих себя фанатов, и дверь открылась. Двум командам разрешили сыграть в сезоне-1990/91 – Манчестер Юнайтед в Кубке обладателей кубков, а Астон Вилле – в Кубке УЕФА. Ставшему чемпионом Ливерпулю сказали отбыть дополнительный год дисквалификации.

Хоть Юнайтед в том сезоне и выиграл КОК, обыграв в финале Барселону, возвращение в еврокубки нельзя было назвать легким для английских клубов. Когда-то доминировавшие на евроарене англичане теперь были ослабевшими. Финал КЕЧ-1985 был восьмым за девять лет, в котором играли англичане они выиграли в семи случаях и английский тренер. Им потребовалось ждать 1999 года, чтобы английская команда снова дошла до этой стадии, а важный еврокубок не покорялся ни одному тренеру-англичанину со времен Кендалла в 1985-м. Этот бан повлиял на тренеров так же, как и на футболистов, – говорил Джон Тошак. – Мы утратили опыт двухматчевых европейских дуэлей. Матчи в Кубке Лиги против Йорка – это не то же самое. Дело в перелетах и в тактике.

Исключение из еврокубков сказалось на способности английских клубов приглашать иностранных звезд. В сезоне-1985/85 все команды Первого дивизиона подписали лишь одного не-британца из иностранных клубов: 24-летний датчанин Джон Сивебек перешел из Вейле в Манчестер Юнайтед за 200 тысяч фунтов, хотя в его медицинском отчете и говорилось о длительных проблемах с тазом. Бан также больно ударил по клубным бюджетам, что подтолкнуло их к созданию Премьер-лиги в 1992-м. Этот турнир позволил клубам высшего дивизиона зарабатывать больше денег и больше платить игрокам. Правила УЕФА ограничивающие клуб лишь тремя иностранцами, были особенно жесткими для английских команд, ведь жители других стран Великобритании, а также Ирландии учитывались в их числе. В 1995-м это ушло в небытие благодаря правилу Босмана, и клубы смогли спокойно подписывать игроков не только со всей Британии, но и изо всей Европы.

Гордон Тейлор, который еще тогда был исполнительным директором Ассоциации профессиональных футболистов, предупреждал, что это приведет к наплыву иностранных футболистов, который обусловит падение уровня игры. Наплыв случился, но уровень не упал. В последующем сезоне клубы АПЛ подписали 50 не-британцев из иностранных клубов – в том числе Джанфранко Дзолу, Фабрицио Раванелли и Патрика Виейра. Когда МЮ в 1999-м выиграл Лигу чемпионов, это была команда, основанная на своих воспитанниках, но в ней играли и датчанин, пара норвежцев, голландец, швед и тобагонианец.

Конечно, этот успех выкован английскими футболистами и тренерами, но нужно отдать должное и иностранцам, – говорил тогдашний тренер Челси Джанлука Виалли. – Мы делали все возможное, чтобы повысить уровень футбола в Англии. Для этого нужны заморские футболисты. Это был пример итальянским клубам, как добиться успеха в Европе. Если ты не будешь делать этого, пока делают другие клубы – отстанешь, и догнать потом будет очень сложно.

Снятие дисквалификации из-за Эйзеля совпало с отчетом Тейлора о трагедии Хиллсборо в 1989-м, что заставило клубы высшего дивизиона улучшить свои арены. Из трущобных стадионов для трущобных жителей выросли комфортабельные арены и огромные цены. Многие скажут, что тот процесс был не полностью положительным, но он определенно оздоровил находившеюся в кризисе игру. Когда нынешний сезон был остановлен, его средняя посещаемость впервые в истории превышала 39 тысяч зрителей. Так как болельщиков больше не будет, суммарная посещаемость матчей АПЛ в этой кампании составит 25 092 248 – на 8,5 млн больше, чем во всем сезоне-1985/86.

В то время поменялся не только английский футбол, но и английское общество. Эйзель был лишь одним из многих важных событий, наставивших его на этот путь. И пусть бан был относительно коротким, можно с уверенностью говорить, что его последствия ощущаются до сих пор.