Вражеское ДНК как глоток свежего воздуха: параллели между этапами карьеры Бескова и Луческу

Параллели, поводом для которых стал один замечательный юбилей.

Накануне, 18 ноября, исполнилось ровно 100 лет со дня рождения великого советского футболиста и тренера, извечного соперника Валерия Васильевича Лобановского — Константина Ивановича Бескова. Но этот текст не о нем. Вернее, не совсем о нем. Главная мысль сводится к нашему такому родному и сокровенному, а для кого-то наоборот – ненавидимому и проклинаемому, но уж точно не оставляющему никого в равнодушных киевскому Динамо. Но обо всем по порядку.

Бесков — московский динамовец до мозга костей. Легенда клуба как игрок, не меньшая легенда клуба как тренер. Участник знаменитого английского турне Динамо Москва образца 1945-го года, первый тренер, который вывел клуб из СССР в финал еврокубка, да и проиграл его во многом по вине неадекватных шотландских фанатов клуба Рейнджерс, сорвавших матч.

Однако сейчас мы вспомним о другом московском клубе — непримиримом сопернике Динамо и московского, и киевского. О московском Спартаке. Для Николая Петровича Старостина — основателя, игрока, символа и многолетнего руководителя Спартака, до конца его дней не было более ненавистного клуба, чем московское Динамо. И это даже в те времени, когда врагом номер один для красно -белых стало уже Динамо киевское и когда после распада СССР во главу угла стало дерби с ЦСКА.

Именно Динамо Москва этот величайший по своей биографии и глубине человек ненавидел больше всего — так и не смог он забыть да такое никто не забудет!, как в 1942-м НКВД в лице близкого к этому клубу Лаврентия Берии отправило его на 10 лет в сибирский лагерь Норильлаг, познавать все прелести коммунистического рая. В спартаковской среде ходит легенда, что даже когда в 80-х годах на установке перед игрой в раздевалке красно-белой команды пролетела муха, Николай Петрович не нашёл других слов, кроме как Динамо прокля́тое. Московское, разумеется.

До 1976-го года Спартак с переменным успехом тренировали сплошные спартаковские сердца — бывшие игроки клуба. Среди них были Сальников, Симонян, Гуляев, Крутиков. В итоге дело дошло до того, что 1976-м Спартак впервые в истории вылетел в Первую Лигу. И тогда Андрею Старостину, одному из четырех братьев сибирский ад, кстати, они прошли всей семьей, пришла в голову, казалось бы, сумасшедшая идея — пригласить в Спартак вчерашнего юбиляра Константина Бескова.

Николай Петрович вначале не поверил своим ушам — ведь это кровь от крови и плоть от плоти такого ненавистного ему московского Динамо. Это человек, если угодно, с другой планеты. Но в итоге он дал согласие, после чего вмешалось партийное руководство Белокаменной, симпатизирующее Спартаку, а Константина Ивановича, на самом-то деле, особо уже никто и не спрашивал...

Тем не менее, несмотря на весь начальный скепсис и неприятие а оно, уверен, вполне могло быть и в болельщицкой среде, пусть даже аналогов современных ультрас в СССР тогда ещё попросту не было, Бесков стал легендой Спартака. И дело тут даже не в трофеях, которых было завоёвано не так уж и много к примеру, золотые медали спартачи за 11 сезонов в элите при Константине Ивановиче надели на себя 2 раза, а в игровой философии, которая его усилиями была заложена в клубе.

Им, динамовцем, которого Николай Петрович Старостин принимал с натяжкой даже когда всё пошло как надо. Именно с его, динамовца, подачи в истории так нелюбимого многими московского Спартака, началась новая эра, которую можно кратко прозвать стеночки и забегания да что говорить, само наименование спартаковский футбол вошло в обиход, и которая затем была продолжена уже очередным клубным сердцем — Олегом Ивановичем Романцевым.

А теперь вернемся в наши дни. В этот такой надоевший всем 2020-й. Год с коронавирусом и осточертевшими всем пустыми трибунами. Вернемся во времена, когда киевское Динамо с каждым годом разочаровывает своих болельщиков все больше, а самих болельщиков, как бы это не звучало неприятно, становится все меньше. Когда клуб, трижды игравший в полуфиналах главного турнира континента, едва мечтает о попадании в его, этого турнира, групповой этап и именно Луческу эту мечту с первой попытки воплотил в реальность. Делает это он все годы после смерти Лобановского, с перерывами на двух россиян, исключительно под крылом динамовских сердец, среди которых только один — Сергей Ребров, смог добиться успеха. Да, дело, конечно же, и близко не доходило до вылета, но для великого киевского клуба ведь в принципе не существует места ниже первого.

И тут, после очередного провального сезона, ни с того ни с сего в Динамо приглашают Мирчу Луческу — тренера, который не то, что никогда не был близок к этому клубу, а долгие годы был символом противоположной стороны. Приглашают человека, который являлся олицетворением и иконой главного соперника уже новых времен — донецкого Шахтера, успевшего для киевских поклонников футбола стать достойной заменой московскому Спартаку. Приглашают, как мы уже можем сделать вывод по происшествию четырех месяцев его работы, для кардинальных, а не точечных изменений. Естественно, касающихся исключительно спортивного принципа — на другие вещи в клубе у главного тренера априори не может быть влияния.

Конечно, это все очень отдаленно. И да, параллель кому-то может показаться слишком натянутой и неприятной – речь то о сравнении с некогда самым принципиальным соперником! Но факт остается фактом — порой ситуация в том или ином клубе доходит до той точки кипения, когда её нельзя изменить просто разрывом с корнями, а сами эти корни не без исключений, конечно уже перестают быть какой-либо помощью клубу, а становятся его обузой. Порой импульс для шага вперёд может дать только человек, внутри которого находится не просто чужое, а вражеское ДНК. Иногда ничего, кроме таких радикальных шагов, не может переломить ситуацию. И киевское Динамо образца 2020-го года — это именно тот случай.

Футбол – очень сложная вещь. И поэтому крайне неправильно сводить его к банальным вещам вроде верности клубным традициям. Верность клубным традициях – это хорошо, но ее, как говорится, на хлеб не намажешь. А если быть точным в нашем случае: не сделаешь решительный шаг вперед. Ведь киевское Динамо, при всей любви к нашему флагману – это не Бавария, где все налажено настолько, что одни лишь бывшие футболисты клуба могут работать так, что из этого получается одна из лучших, а возможно и лучшая команда планеты на данный момент.

Можно ли будет найти что-то схожее в этих ситуациях уже после ухода Мистера из Динамо? Покажет только время. Возможно, переломив психологию динамовской среды и дав краткосрочный результат, Мистер передаст бразды правления очередному сердцу, которое продолжит его дело. Да, это снова таки напоминает ситуацию Бесков-Романцев, да только тут на роль продолжателя идей подходят Олег Гусев и Огнен Вукоевич. Не исключены и другие варианты, будь то приглашение ещё одного иностранца пусть хоть Развана Мирчевича, высококвалифицированного украинца без бело-синей крови, или же, не ровен час, продолжение той порой не совсем понятной клубной политики, которая длилась последние годы. Все это пока лишь философия, а как оно будет — покажет только Его Величество Время.

Вчерашняя дата — отличный повод для болельщиков со стажем вспомнить самое горячее противостояние советского футбола 80-х. А Константин Иванович, покинувший наш мир в 2006-м, на том свете, мы верим, продолжает спорить со своим главным антагонистом о том, чей же футбол был более правильный...