От Скрипченко до Трубина: все вратари Шахтера

Все идет к тому, что Анатолий Трубин станет следующим основным голкипером Шахтера.

Безусловным довоенным первым номером был Константин Скрипченко, успевший сыграть за Стахановец совсем немало - 81 матч. Стиль у этого уроженца Снежного был уникальный - он играл одновременно и зрелищно, и просто. По обоим причинам его обожала донбасская публика, умеющая ценить и то, и другое. Скрипченко еще и после воны пробовал выступать за родную команду, но в итоге завершал карьеру запасным в киевском Динамо.

После него в воротах недолго играли два неплохих голкипера - Евгений Пестов и Юрий Петров. Но следующим, кто надолго задержался на этом посту, стал Виктор Чанов-старший, отец будущих братьев-вратарей. Он попал в Шахтер уже с авторитетом союзного масштаба - играл в легендарном ЦДКА, дважды брал золото чемпионата СССР. Но после разгона армейской команды в 1952 остался не у дел. Тут-то и подоспело приглашение от Шахтера, которое сделал знавший Чанова капитан донецкой команды Александр Пономарев. Коренной луганчанин, Чанов как бы возвращался на родину - и задержался в Донецке/Сталино до 1959, имея репутацию лучшего вратаря УССР. Параллельно с ним в Шахтере существовал Николай Гарбузников - очень способный голкипер, но все-таки по сравнению с Чановым недостаточно способный...

На смену Чанову пришел еще один человек из Москвы - Борис Стрелков, воспитанник Динамо, который, конечно, не имел там шансов при живом и здоровом Льве Яшине. С именем Стрелкова связаны великие кубковые победы Шахтера начала 60-х - этот ловкий, прыгучий футболист на 5 лет застолбил за собой место в составе и сыграл в итоге почти полторы сотни матчей. Он мог бы играть и дальше, ему еще и 30 лет не было, но на глаза тренеру Олегу Ошенкову попался Юрий Коротких - и все, участь Стрелкова была решена.

Коротких действовал очень эффектно, его подвиги на линии не могли не поражать воображение. Но стабильности ему не хватало, и поэтому Ошенкову приходилось искать альтернативу. Он нашел ее в лице Александра Говорова, стиль которого был противоположен артистичной манере Коротких. Так и получилось, что вторую половину 60-х Шахтер прожил практически с двумя главными вратарями. А тем временем разгоралась звезда Юрия Дегтерева. И с сезона 1971 молодой голкипер, успевший уже отметиться в сборной СССР, вытеснил из состава всех прочих конкурентов по позиции.

Дегтерев царил практически все десятилетие. При этом, его подпирал резервист Вячеслав Чанов, у которого был феномен Гарбузникова - очень талантливый, он попал на его более способного партнера и вынужден был сидеть в запасе. Иногда Чанову удавалось блистать, но это случалось весьма редко. В конце концов, Вячеслав не выдержал и зимой 1979 ушел в московское Торпедо. К тому моменту его перспективы в Шахтере сделались еще беспросветнее. Дегтерев и не думал сдавать позиции, в 1977 и вовсе был признан лучшим вратарем СССР. А родной младший брат, Виктор Чанов-младший стремительно прогрессировал и уже начинал играть в основе.

Наверняка именно Виктор и отправил бы Дегтерева на пенсию, но после сезона 1981 он перешел в киевское Динамо, и Дегтерев, которому исполнилось уже 33 года, вынужден был остаться в строю - хотя, конечно, кондиции имел уже не те. Но в 1983 из Одессы переманили Валентина Елинскаса, который с первых матчей стал совершать подвиги - и все поняли: Шахтер, наконец, получил достойного сменщика Дегтерева.

Эта Елинскаса продолжалась 4 года и закончилась по какому-то внутриклубному недоразумению. В конце 80-х главным в воротах горняков стал Сергей Золотницкий, потом была годичная реинкарнация Елинскаса, потом пару сезонов Шахтер провел с вратарями, которые по тем или иным причинам в клубе не прижились. А начиная с 1992 стартовало время Дмитрий Шуткова. С ним, начинающим еще футболистом, Шахтер вступил в эру самостоятельного украинского футбола. С ним прошел все 90-е - практически в каждом сезоне этот железный человек проводил по 30 и более матчей а всего за время донецкой карьеры сыграл 347 раз - третий показатель за всю клубную историю.

Шуткову еще не время было уходить на покой, и он мало чем уступал взятому на вырост из Львова Юрию Вирту, но тут в Шахтере подули новые ветра, и пост номер один стали отдавать легионерам. На протяжении первого десятилетия 21-го века ворота Шахтера один за другим защищали три братских славянина: поляк Войцех Ковалевски, хорват Стипе Плетикоса, чех Ян Лаштувка. Каждый был по-своему умел и любим публикой, но ни один из них так и не стал звездой клуба - по крайней мере, такой, какая смогла бы вытеснить из коллективной памяти воспоминания о Шуткове.

И вот тогда-то из Полтавы пришел Андрей Пятов. В сезоне 2007/08 он выиграл конкуренцию у Богдана Шуста, который, казалось, имел все, чтобы стать новой легендой Шахтеры. Через пару лет появилась угроза со стороны Рустама Худжамова - но и ее Пятов смог отразить. В 2011 команда купила киевлянина Александра Рыбку, который, казалось, уже точно похоронил Пятова - но нет, и это не сработало: Рыбка был дисквалифицирован после допингового скандала, и Пятов воскрес, как Феникс.

В конце концов, именно он стал главным вратарем-долгожителем Шахтера. Сейчас в его послужном списке - 466 матчей за донецкую команду, абсолютно лучший показатель в истории. И еще год назад альтернативы ему не было видно. Но вот появился Трубин...