Интервью из прошлого. Мирон Маркевич: Мы с Карпатами обыграли одну из сильнейших команд Европы

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА мы решили открыть рубрику Интервью из прошлого, в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет.

Сегодня герой проекта — экс-тренер сборной Украины Мирон Маркевич. В начале 2006 года Мирон Богданович отмечал 55-летний юбилей в статусе тренера харьковского Металлиста.

Наш гость — весьма вос­требованный специа­лист, которому несколько не повезло разве что с тем, что он появился на свет 1 февраля и поэтому зачастую вынужден отмечать свой день рождения или в пути, или на тренировоч­ных сборах, то есть в рабочей обстановке. Вот и нынче в свой 55-летний юбилей Мирон МАРКЕВИЧ выехал с к Метал­листом на сбор в Израиль...

— Если откровенно, то со своими близкими и друзьями отмечал свой день рождения лишь раз — пять лет назад, — уточняет заслуженный тренер Украины. — Но такова спортивная жизнь...

— В 55-летнем возрасте уже можно подводить первые итоги. Кому прежде всего вы обязаны тем, что на­шли свое место в жизни?

— Я был уверен, что стану тренером. Видимо, гены... Мой отец воспитал многих извест­ных футболистов — чего толь­ко один Ростислав Поточняк сто­ит! Неудивительно, что я очень много времени проводил на стадионе в родных Винниках. Также благодарен матери, она позаботилась о моем эстетиче­ском воспитании. По ее иници­ативе я закончил англоязычную специализированную школу, много читал, на протяжении восьми лет к нам домой прихо­дил преподаватель и учил меня играть на фортепиано.

Возвращаясь к своему пути в футболе, теплые слова могу сказать о Вячеславе Варюшине, возглавлявшем в свое время ВШТ в Москве. Тогда я был дет­ским тренером, но сумел стать слушателем высшей школы и успешно ее закончил. Именно Варюшин позаботился, чтобы я проходил стажировку не только в киевском Динамо и Спартаке, но и за рубежом, в Голлан­дии. Наконец, многим обязан и своей семье — супруге Анне, сы­новьям Остапу и Юрию. Это мои самые верные болельщики.

— А как с музыкальными пристрастиями?

— Ну, Полонез Огинского, например, тогда исполнял вполне профессионально. Правда, затем пришлось сделать выбор в пользу футбола. Считаю себя все же музыкальным гурманом, ведь воспитывался на бессмертных хитах Beatles, Фрэнка Синатры, Элвиса Пресли.

Вот чего не люблю, так это петь. Со слухом все в порядке — проблема с голосом. 

— Какие матчи в карьере вам очень дороги, а о каких, наоборот, не хочется вспоми­нать?

— Выделю, прежде всего, победу возглавляемых мною Карпат в 1998 году над киев­ским Динамо со счетом 2:1. Киевляне тогда были одной из сильнейших команд Европы. Навсегда запомню и нулевую ничью с Днепром, что позволило львовянам в том сезоне финишировать третьими.

Из негативных моментов — вспоминается мое последнее пребывание у руля Карпат. И в том, что команда вылетела из высшей лиги, есть и вина вашего покорного слуги. Осознаю, что мое четвертое появление у руля Карпат было ошибочным. На­верное, не стоило возвращаться, но во Львове у меня так сложилось — то белая полоса, то чер­ная. Из последних неудач самая болезненная — домашний разг­ром Металлиста от Шахтера 1:5. Вроде бы и играли неплохо, но горняки просто уничтожили нас высочайшей реализацией го­левых моментов.

— Были случаи, когда подопечные вас предавали?

— К сожалению, да. В конце минувшего столетия у Карпат были серьезные задол­женности перед игроками и тренерами. Вот тогдашнее ру­ководство клуба и предложило лидерам команды, что если те на собрании выступят против меня, то долги футболистам вернут. В итоге я вынужден был со своими помощниками уйти в отставку.

— Делите ли вы игроков на любимчиков и тех, кто вам не нравится?

— Убежден, что у каждого тренера есть свои любимцы, но важно не демонстрировать этого. Скажу только, что в Металлисте я симпатизирую несколь­ким футболистам, но все они из дублирующего состава. И преж­де всего за то, что они играют в веселый нестандартный футбол. Может, поэтому на матчах на­ших резервистов всегда так мно­го болельщиков?

— А были игроки в вашей карьере, в которых вы не по­верили и впоследствии про­гадали?

— Поскольку работа у тренеров творческая, то без таких ог­рехов не обходится. В частности, я в свое время недооценил на­падающего Олега Гараса, а тот вскоре оказался в московском Локомотиве и заиграл очень здорово. К сожалению, затем Олега начали преследовать серьезные травмы, и он покинул ряды железнодорожников.

Если бы я в свое время пове­рил в Олега, может быть, ему не пришлось бы уезжать из Укра­ины и так рано завершать карь­еру. Поверьте, после таких случа­ев очень тяжело на сердце.

— В судьбе каждого тренера хватает не только побед, но и поражений. Каким образом вы избавляетесь от стресса?

— Очень помогает давнее увлечение — рыбалка. Однако я свой улов, как правило, выпускаю обратно. Хотя личным рекордом, пойманной 14-килограммовой щукой, очень горжусь.

— Как функционирует школа в пригороде Львова, Винниках, учредителем и спонсором которой вы являетесь?

— У отца была мечта, чтобы я обзавелся собственной школой. Сейчас в ней работают шесть тренеров, и хотя приходится рассчи­тывать только на свои силы, сме­на прогрессирует. Думаю, через полгода лучших воспитанников школы буду рекомендовать уже в команды мастеров.

— О чем мечтаете?

— О выступлении Металли­ста в еврокубках. Если о далекой перспективе, то надеюсь, что старший сын и невестка подарят мне внука и фамилия Маркевич не исчезнет из футбола.