Игорь СУРКИС: Для меня невыигрыш чемпионата – это уже трагедия

Президент киевского Динамо дал большое резонансное интервью.

Президент киевского Динамо Игорь Суркис дал большое резонансное интервью программе ТаТоТаке. Sport.ua предлагает самые яркие цитаты от руководителя столичного клуба.

О карантине

Я четко выполнял карантин и рекомендовал его соблюдать футболистам и тренерам. Потому что это серьезные вещи, которые могут угрожать здоровью людей. Наше правительство вовремя отреагировало, и мы не получили те проблемы, что получили другие страны.

Мы возобновили футбол. Надеюсь, что и зрители появятся на стадионах и мы вернемся к нормальной жизни. Это был сложный период. Но без зрителей не чувствуется адреналина.

Я смотрю старые матчи Динамо Киев. Даже те, которые мы проигрывали. Недавно смотрел полуфинал ЛЧ 1999 года с Баварией. Могли выиграть тогда Лигу чемпионов, отличная была команда.

Про Алиева и Милевского

Их канал один раз я смотрел. А что там интересного? Как они вспоминают, как я их штрафовал? Так я по делу их штрафовал. Они хорошие ребята, не имею к ним претензий.

Просто все, что я говорил – все сбылось. Когда они были в Динамо, я им говорил, что они могут быть великими, и их запомнят. И был период, когда они взялись за голову – это приход Семина. А потом они опять начали заниматься тем, чем занимались.

Франция и казино

Во Франции я провожу время, когда у меня есть возможность. В основном, это летние периоды. С обязательными заездами в Киев, когда матчи Лиги чемпионов или нашего чемпионата. Мне нравится это место. Я люблю Монако, побережье Франции, Италии. Я нахожусь там, где мне комфортно для души. Я там отдыхаю. У меня нет там никакой резиденции. Я снимаю квартиру.

Болельщики шутят? Если я могу себе позволить зайти в казино, я же не за их счет захожу. У меня все в порядке. Вы же видите, я сижу перед вами, одетый, обутый.

Нет, это не одна из причин посещения Монако. Это не имеет значения. Казино в Киеве вы помните? На каждом углу, в каждой гостинице. В то время я чаще ездил в Монако, чем в последние годы. И ездил даже зимой. За 2–3 дня там я заряжаюсь энергией. Если бы футбол был не нервным видом спорта, а радостным, чисто для удовольствия – выиграл, проиграл и пошел домой.

Поражения я пропускаю через сердце, и мне нужно восстанавливаться, нужно набираться душевных сил. Столько времени, сколько я хожу в Монако по побережью и дышу воздухом, в Киеве это сделать я просто не могу.

Казино обыграть нельзя. Если мне кто-то скажет, что казино можно обыграть, то я скажу, что он сумасшедший. Казино – это вещь, в котором нужно знать: если ты проиграешь, сколько можно проиграть; если ты выиграл, сколько ты должен выиграть.

А если ты поставишь цель в казино выиграть деньги, просто ходить зарабатывать деньги – это бред, глупость. Сразу говорю: даже не пытайтесь. Я могу в автоматы поиграть, блэкджек. В рулетку никогда не играл, в покер не играю. У меня есть определенные ограничения. Вы же о футболе пришли поговорить или как я играю в казино. Если вы хотите со мной поиграть – давайте поиграем. Кто считает, что казино можно обыграть – это невозможно.

О задачах Михайличенко

Когда мы подписывали контракт с Михайличенко, условия были следующие. Нужно занять место, достаточное для попадания в Лигу чемпионов, не ниже второго. На тот момент я понимал, что этот сезон будет для перестройки.

Я верил, что Михайличенко будет бороться за первое место, но понимал, что может не получиться. Понимал, что он будет перестраивать – во всяком случае, тренировочный процесс.

Условия перед Михайличенко – место не ниже второго и квалификация в Лигу чемпионов. Что будет, если он не попадет в ЛЧ? Я бы не хотел обсуждать условия его контракта. Если бы мы уже гарантированно были вторыми – я бы, может, и раскрыл детали.

У меня с Михайличенко доверительные отношения. Он прекрасно понимает, что невыполнение определенных задач может повлечь за собой отставку. Это прописано в контракте. Для меня невыигрыш чемпионата – это уже трагедия. Никакой неустойки в контракте Михайличенко не прописано.

Четвертое место Блохина

Однажды наша команда уже заняла почетное четвертое место в УПЛ. И мне пришлось платить нашему легендарному, великому футболисту Олегу Блохину неустойку. И это при огромных затратах на покупку футболистов для команды. Ну, такой был прописан контракт. Когда я его прописывал, я себя даже представить не мог, что Олег Владимирович доведет нашу команду до четвертого места.

Но хотел бы встать на его защиту. К сожалению, он не смог сразу включиться в работу. С ним произошло несчастье. Нам тогда удалось вытащить его из этой болезни. Но, к сожалению, он потом уже не смог работать с тем энтузиазмом, с которым начинал работать в Динамо. В футболе упустил один день – и уже можно не догнать никогда. Я этот урок с Блохиным и Семиным очень хорошо выучил.

Возможное возвращение Реброва

Я к Реброву отношусь с огромным уважением. Можно сказать, он становился тренером на моих глазах. Я ему доверял. Не каждый президент, сидя в моем кресле, доверил бы команду молодому тренеру. Но он оправдал доверие, выиграв дважды чемпионство. Но были определенные факторы: Шахтер не смог играть дома. Я аплодирую Реброву, его штабу. Два раза стал чемпионов, но провалил следующий сезон. Затем мы с ним поговорили, я ему предложил контракт.

Ребров хотел убрать определенное количество футболистов. Если у меня с этими игроками подписан контракт, я их выбросить на улицу не могу. Их должны купить. Скажу откровенно. Если бы стоял вопрос по одному футболисту или двум, мы бы легко договорились. Но стоял разговор по пяти ведущих футболистах команды, которые потом еще долго играли в клубе. Много ошибок было и у Реброва. Говорят, что мы бесплатно пригласили Гладкого, Громова, Федорчука. Но кто им зарплату платил, Ребров или я? А они ничего не дали для команды.

Рауль Рианчо пришел ко мне и сказал: этих нужно убрать, а этих купить. Он предложил купить игроков, которые играют в Испании, но даже не в Ла Лиге. Он хотел показать, что успех Реброва – это его успех. Но поверьте мне: успех Реброва – это успех Реброва. И Ребров – вдумчивый хороший тренер. Открыты ли для него двери в Динамо? Никогда не говори никогда. В этой жизни все возможно. Разговоры, что два раза в одну реку не входят – это не для меня.

Скрипник, Леднев и Тымчик

Я со Скрипником вживую ни разу не разговаривал. И по видеоконференции, и телефону – тоже. И никаких предложений от меня ему не было. Что я о нем думаю? Он качественно выполняет свою работу. Это можно сказать даже по тем же арендованным Тымчику и Ледневу, которые после того, как закончится чемпионат, на следующий же день будут забраны в киевское Динамо. Они поднялись на новый качественный уровень.

Это то, что я хочу, чтобы происходило. Я Леднева забрал из Валенсии. Мне пришли и сказали: есть талантливый мальчик, который уехал в Валенсию и собирается подписывать контракт. Я попросил соединить с его отцом. Говорю: какие условия? Он сказал. Говорю: предлагаю то, то и то. Папа его говорит: нам сейчас вылетать или до завтра подождать?. Говорю: немедленно, мы берем вам билет – выезжайте в Киев.

Я Леднева до того вживую не видел. Мне селекционеры сказали, что это талантище. Я до этого не знал такой фамилии. Леднева и Тымчика я увидел в новом качестве. Они резко за полгода прибавили в Заре. Это тренерская работа.

Селекционный отдел и агенты

В клубе работает селекция. В клубе – подчеркиваю. Бессонов, Заваров, Голоколосов. Это не группа людей. Работают в тандеме, работали до сегодняшнего дня. Как будет завтра – я не знаю. Работали с Красниковым. В тандеме обсуждают, смотрят, разговаривают. Да, еще Веремеев. Нет такого, чтобы у них были какие-то недоговоренности. Или чтобы одна группа приходила и говорила: нет, надо взять этого футболиста. Это у них коллективный продукт.

Все равно, все согласовывается с Михайличенко. Я могу открыть свой телефон, там переписки с Голоколосовым, Бессоновым. Написано по какому-то футболисту. У Михайличенко появится время – будет смотреть. Откроют границы, может быть, поедет посмотрит.

Я не могу бегать за Шаблием с палкой. Я их агентов, если откровенно, терпеть не могу. Потому что когда ты уже с футболистом, клубом договорился, думаешь: ну слава Богу, тут они вырисовываются. Приходят и начинают выставлять какие-то свои условия. Я не могу бегать за этой конторой Шаблия и следить, кого он подписал. Узнаю – продлевает контракт Цитаишвили. Что-то там он не хотел продлевать. Папе звоню, туда-сюда, нашел Цитаишвили. Пришел Цитаишвили: а можно я зайду со своим агентом? Говорю: конечно, заходи. Заходит Шаблий. Ну как я на это могу смотреть? Они их ловят.

Я не удивился уже. Вот Леднев. Я продлил контракт на 5 лет. Папу приводит кто? Шаблий. Ну хорошо, что Шаблий еще – не агент моей дочки. Да, Шаблий наших игроков ловит. Меня это не пугает. Он был агентом Ярмоленко. Знаете, как Ярмоленко продавался? Приехал президент клуба Боруссия Дортмунд напрямую в Монако. Позвонил мне, моему брату. Хотим встретиться. Они говорят: в Монако не можем приехать, потому что от нас бегает Дембеле, мы не хотим показать, что его ищем. Встретились в Ницце – 20 минут и все решили. Они: возьмем Ярмоленко в аренду. Говорю им: до свидания. Они: хорошо, сколько? Говорю: 25 млн, агентов слышать и видеть не хочу.

Вот Че-Че, Сидклей. Ну Буэно был поменян. Они не хотели воспринимать то, что им предлагал главный тренер. А диктовать главному тренеру я тоже не могу. Более того – Красников в команду даже своего человека поставил, который там переводчиком работал. Пока Че-Че был хорош и доказывал это в тренировочном процессе. Если помните его великолепную игру с Ренном в Киеве. Но тренер видит так по-своему. Но это не имеет значения.

Ну что мне делать? ФИФА борется против агентов. У него бизнес. Я ему всегда говорю: за один день ты получишь бумаги от всех футболистов, что они с тобой не работают. Зарплату же я плачу. Говорю: веди себя корректно. Он ведет себя корректно. Где-то помогает. Караваева хотел Хацкевич. Он мне вынул душу. Я Саше позвонил и спросил: хочешь? Он говорит: да. Тренер тебя хочет, я тебя подпишу. Михайличенко отдали вместо Караваева. Уплатили деньги, само собой. Но его хотел главный тренер. Если бы меня спросили, нужен ли нам Караваев – может, я бы ответил по-другому, не знаю. Я не тренер, я – функционер. А агентом Караваева оказался Шаблий. Если хотите что-то заподозрить – не ко мне вопрос.

Про Жерсона Родригеша

Это была четкая кандидатура от Хацкевича. Он настаивал на его покупке. Как сейчас помню, говорил, что может сыграть на четырех позициях: справа, слева, под нападающим и центрфорвардом. Но для этого тому же Хацкевичу нужно было для начала узнать его личностные качества. Не мне этим надо заниматься, ну поймите это. Мне надо деньги уплатить.

Нарушение режима? Это вопрос к Шаблию. Это очень серьезное упущение. Правильно говорит Саблич: вы же могли мне позвонить. А Саблич был нашим футболистом. Но ведь этим должен менеджмент заниматься, а не президент клуба.

Жерсон говорит, что не нарушал режим. Пускай он нарушает режим, но пусть выходит и забивает 2–3 мяча в каждом матче. После скандального эпизода, когда он наехал на Михайличенко, он был оштрафован. Не беритесь за голову, если я вам сумму назову. Сколько заплатил за Жерсона? Больше 5 миллионов.

Супряга и аренда в Днепр-1

Он играет против Динамо, потому что у нас была определенная договоренность по этому футболисту. Я ее выполняю, клуб выполняет. Позвонил Русол и попросил, чтобы он играл. Я не возражаю. Если бы мы боролись за первое место, я бы запретил бы. Но я не считал, что Супряга – тот футболист, который... Это мое упущение, прямо скажу. Я разрешил. Мне позвонили. Я очень уважаю Михайленко как тренера.

Да, Михайленко не поставил Супрягу в основу на матч против Динамо. Обратите внимание, что в следующем матче с Шахтером он опять его не поставил в старт. Ну вышел, так звезды сложились – забил парень, я за него только рад. А теперь у меня есть такой мотивационный момент, вы даже не понимаете. Когда он вернется, сядет напротив, я ему скажу: ты забил Динамо три мяча. Теперь иди и доказывай. Зарплату я же тебе буду платить. Забил – красавец.

За него по большому счету, если не бояться за результат, где мы трусимся за каждое очко в нашей самой лучшей Премьер-лиге, которая самая сильная в мире, мы так переживаем, а за него радоваться надо, за пацана. Вышел и трешку им положил. Этих центральных защитников вместе с опорным на задницу посадил. Ну, первый мяч такой, ладно, второй головой забил. Но третий мяч – просто удовольствие. Это зрелище. Лобановский проснулся бы и помахал ему рукой за этот мяч. Классика просто. Может, придет и у нас начнет забивать.

Зарплаты в клубе

Динамо не готово финансировать большие деньги в таких футболистов как Тете у Шахтера. Таких игроков как, например, Вербич, очень сложно пригласить в чемпионат. Такие игроки знают себе цену. Уровень УПЛ ниже, зарплаты ниже. А если давать такую зарплату, которая их устроит, то можно испортить микроклимат в команде.

Сегодня в Динамо никто даже миллион долларов в год не зарабатывает. Они получают нормальную зарплату, но знают, что если хотят зарабатывать больше денег, нужно выходить в Лигу чемпионов. Хотите чуть меньше – играйте в Лиге Европы. Если раньше они в Лиге Европы неплохо зарабатывали, то в этом сезоне не заработали ничего. Потому что такие команды нужно обыгрывать.

Продажи игроков Динамо

У меня по Кендзере факса не было. Был факс по Кадару. Если хотите спросить, за сколько я его продал в Китай – на этот вопрос могу ответить. За 5 млн евро. Никто ничего за него не предлагал. Зенит прощупывал, наверное, сделать интригу между нами и Шахтером, когда они хотели купить Ракицкого. Предложения официального не получал.

И по Кендзере не получал. Единственное – звонили представители Семина, хотели купить Кендзеру в Локомотив. Насколько я знаю, с Кендзерой говорили, он сказал: его в Динамо все устраивает, но сделайте предложение, от которого я бы не мог отказаться. Вот такой был разговор. Бумаг у меня никаких не было.

Еще были предложения в этом сезоне по Гонсалесу. Мы его продали. 50% – за 5 млн. Вот как можно продавать? Продали его в Парагвай. Первый транш должен был прийти 15 апреля. Они даже на связь не выходят. Мы пошли в ФИФА. В контракте написано: 5 млн расписано на 2 года. Какой это бизнес хороший.

Мы за него в свое время уплатили, по-моему, 9 млн с чем-то. Первый транш должен был быть 15 апреля. Мы подождали месяц и пошли в ФИФА. В контракте записано: если первый транш просрочен на 40 дней – штрафные санкции такие-то. Плюс вся сумма должна быть уплачена сразу. Уверен, мы выиграем это, как и по Че-Че. Что они делают? Вместо заплатить и пытаться с нами договориться – они идут в Лозанну. Оттягивают время. Но проиграют. Так было и по Андре. И они по нему заплатили на 1,5 или 2 млн больше в конечном итоге. Они затягивают, продают какого-то своего бразильская футболиста, получают деньги и рассчитываются. Вот вам вся схема.

Брат и война

Брат мне помогает. У него огромный опыт, большая философия. Он отошел от клубного футбола, занимался Евро-2012. Реально он мне помогает, поддерживает, иногда критикует и ругает.

У меня нет никаких политических взглядов. Войну надо прекратить. Против кого мы воюем? Мы воюем против России. Брат и его партия не признает? Я же не брат, я высказываю свое мнение. Если мы уберем российских наемников, возможно, это не сама армия, то нам будет проще вернуть наши земли.

И в политику я никогда не собирался и не пойду, потому что не хочу врать. Знаете, как говорят: все политики врут, все до единого. Наверное, и мой брат врет там, где выгодно. Так оно работает. И во Франции, и везде.