Луиш Каштру: Шахтер стремится выйти в финал Лиги Европы

Большое интервью пресс-службе УЕФА  дал главный тренер Шахтера Луиш Каштру.   

 До ответной игры Лиги Европы у вас еще есть время. У Шахтера на три соревновательные недели больше, чем у Вольфсбурга. Как думаете, этот фактор может иметь значение перед вашей второй встречей?
– Меня беспокоит только то, что поединок не состоится здесь, в Киеве, и будет даже не в Украине. Учитывая, что это турнир и что мы соблюдаем все условия для участия в нем, матч должен проводиться в Украине. Таково мое мнение, и я не сомневаюсь в том, что говорю, независимо от того, нравится это кому-то или нет. Как по мне, нет смысла ехать в Германию, поскольку мы уже летали туда на первую встречу.

Будет ли у нас больше или меньше преимуществ, если играть в Украине? Это уже отдельная история. Здесь вопрос принципов и правил. Мы играли в стране соперника, и теперь оппонент должен приехать в нашу.

В этом отношении я считаю, что результат неблагоприятен, пока раунд не завершен. Подразумеваю под этим, что обе команды очень похожи и способны пройти дальше. Клубы добротного европейского уровня, с хорошим послужным списком на сегодня. И помните, что в Лиге Европы и Лиге чемпионов мы сыграли вничью с Динамо Загреб и Манчестер Сити, победили Аталанту, сыграли вничью с Бенфикой, победили Вольфсбург. В этих пяти еврокубковых матчах мы не терпели поражений, что показывает наши шансы в европейских турнирах.

У нас все хорошо, но мы также знаем, что предстоит матч с очень сильным противником. Когда такое происходит, это не помогает нам делать прогнозы или думать о том, что потенциально может произойти во время игры. Более важно на данный момент то, что мы продолжаем выступать так же, как раньше, против Вольфсбурга, смотрим, что может быть полезным во втором матче.

Готовимся последовательно в оборонительном, наступательном и переходном аспектах, а также при стандартах. Это то, что нам нужно сделать перед поединком. Прогнозирование не поможет нам добиться хорошего результата – его принесет только тяжелая работа. Такие вещи, как счет первой встречи, могут считаться преимуществом, но, на мой взгляд, это не так. Когда дело доходит до двухматчевых противостояний, мы не можем давать оценку, исходя из одной игры, а должны это делать после второй. Вольфсбург закончил выступление в чемпионате, в то время как нам еще предстоит провести несколько матчей. У них есть несколько недель для гораздо лучшей подготовки к противостоянию с нами, у нас не будет времени сделать то же самое.

Безусловно, будут использованы разные стратегии подготовки. Возможно, мы захотим провести еще один или два поединка, чтобы продолжить то, что делали в нашем чемпионате, а Вольфсбург захочет извлечь что-то из этого периода времени. Решения о том, какие действия предпримут команды при подготовке к игре, будут приниматься ими в тот же день. У нас есть положительный результат первой встречи, но на этом все. Сейчас, в матче без зрителей, который будет полностью отличаться, не будет явного фаворита.

– Вы проводите первый сезон за границей как тренер, и это довольно необычный период. Как он прошел? Чему вы научились за этот особенный год, учитывая все, что произошло?
– Жизнь тренера всегда состоит из приобретения опыта и наставничества. Так мы работаем и так продолжаем идти по пути, который не был заранее подготовлен, но который мы должны выстроить сами. Я смотрю в будущее с учетом этой идеи создания собственного пути. То, что я делал до сих пор, ничем не отличается от того, что я делал до приезда в Украину, в Шахтер. Я стараюсь преодолеть все трудности, с которыми сталкиваюсь, и научить футболистов выступать как можно лучше, демонстрируя зрелищную игру, которая всем нравится. Стараюсь развивать всех персонально, но в командном контексте, и мы понимаем, каков бизнес-подход к футболу, как растут игроки, а также то, что мы находимся во власти результатов. Некоторым футболистам, кого мы любим, нужно уходить, а мы должны приобретать других. В рамках этой динамики в мире футбола я живу, это моя позиция. Я понимаю, что мне необходимо быть на самом высоком уровне с точки зрения знаний, получать как можно больше информации, чтобы обдумывать ее, превращать в знания и продолжать жить. Именно так я делал до сих пор и продолжу в будущем.

– Как прошли серьезные баталии в Лиге чемпионов с именитыми тренерами, как Хосеп Гвардиола, Джан Пьеро Гасперини? Как вы встретились с этими наставниками? О силе Аталанты много говорили, и она продолжает быть очень мощной и неудержимой. Как вы справились с этим?
– Вполне естественно. Я уже испытывал нечто подобное с Порту в Лиге Европы. Мы встречались с Севильей Унаи Эмери и Наполи Рафаэля Бенитеса – это были настоящие битвы. Мы знали, что, делая максимум, у нас есть шанс пройти дальше и встретиться с другими соперниками. Когда я говорю о настоящих битвах – это о том, что мы сражались с отличными командами под руководством великих тренеров. Я никогда не подходил к матчу с мыслью, что мы уже побеждены до его начала. Игра – всегда отличная возможность для команды. К счастью, все прошло хорошо. В нашей последней групповой встрече с Аталантой борьба продолжалась, и все могло качнуться в любую сторону. Когда наш гол не засчитали из-за сантиметрового офсайда, а затем проявились качества Аталанты, это были весомые факторы, и я понял, что игра и наши надежды на квалификацию пойдут по этому пути. Реальность такова, что мы в следующем раунде Лиги Европы. Сейчас мы здесь и будем продолжать борьбу, потому что хотим быть конкурентоспособными независимо от турнира. Хотим пройти как можно дальше, а это означает финал, не упуская из виду нашего следующего оппонента – Вольфсбург.

– Выступление Шахтера в Лиге Европы началось с противостояния с Бенфикой. Вы принимали лиссабонцев после сборов, это была ваша первая игра после зимнего перерыва. Что думаете о матче, в котором победили 2:1, и втором, где было много голов?
– Та игра заставила нас покончить с эмоциональной стороной противостояния в том контексте, что наш тренерский штаб из Португалии. Понимали, что предстоит очень сложный тест. Мы бы не хотели играть против команды с нашей родины, но именно так распорядился жребий, поэтому нам пришлось приложить все усилия, чтобы продолжить борьбу в турнире. Это была наша первая мысль после жеребьевки. Мы воспринимали соперника так же, как и любого другого, – непредвзято, открыто и холодно. Пришлось проанализировать и понять хорошие наступательные качества Бенфики и попытаться определить менее сильные стороны соперника. Затем мы должны были проработать игру такого масштаба в имеющиеся тренировочные дни. Обычно мы тратим максимум три дня на подготовку к такому поединку. Подкрепили работу видеоанализом и командными совещаниями для добротной подготовки.

Матч Лиги Европы был для нас первым, что давало преимущество, – я уже говорил, что это будет преимуществом для нас. В то время как Бенфике пришлось всего три дня готовиться к встрече с Шахтером после игры чемпионата, мы смогли начать нашу кампанию с подготовки в предсезонный период. Говорили, что мы оказались в невыгодном положении из-за длинной паузы, утверждали, что это может быть недостатком. Я всегда отмечал, что все не так, и повторю снова. Это не было недостатком. Наоборот, мы вошли в матч свежими как с психологической, так и с физической точки зрения. Очень свежими! Возможно, нам нужно было время, чтобы адаптироваться к соревновательному характеру игры, уменьшить количество свободных зон на поле, создать динамику понимания, обработки информации, действий, которые еще не были отточены. Однако у нас было несколько дней тренировок, чтобы прекрасно подготовиться к матчу. Мы отлично поработали, и, к счастью, все прошло хорошо. Встретились с сильной Бенфикой, в особенности в первом тайме. Хотя мы играли лучше как до, так и после перерыва в домашнем матче, мы не были лучше в первом тайме в Лиссабоне. Но стали лучше во второй половине. Если разбить двухматчевое противостояние с Бенфикой на четыре тайма, то мы выиграли три и уступили в одном. Таким образом мы прошли дальше.

– Вы упомянули, что цель Шахтера – выйти в финал. Выиграть европейский трофей с Шахтером является вашей целью?
– Шахтер стремится выйти в финал, то же самое относится и ко всем другим участникам Лиги Европы. Часто мы, когда говорим о том, что к чему-то стремимся, думаем, что других не существует. Нет, и остальные команды стремятся попасть в финал. Нет ни одного тренера из оставшихся в Лиге Европы клубов, кто не стремится выйти в финал. Все зависит от множества факторов. В четвертьфинале и полуфинале будет по одному матчу. Так что будет один кубковый финал за другим! Финалы уникальны, потому что это разовые игры. В этом сезоне, как исключение, четвертьфиналы и полуфиналы также делаются в точности похожими на финал. Мы стремимся прежде всего пройти Вольфсбург, – это должно быть нашей первой целью. Если так произойдет, тогда начнем думать о том, что сможем сделать в турнире. Но когда вы смотрите на конкуренцию, там есть Рома, Севилья, Интер, Манчестер Юнайтед, Копенгаген и многие другие. У нас нет ни малейшего представления о том, кто пройдет в четвертьфинал. Все, что нам известно: играем в 1/8 финала с Вольфсбургом. Это реальность, и мы очень рады, что дошли до этой стадии турнира.

– Это 21-й еврокубковый сезон Шахтера. У клуба есть история выступлений и победа в Кубке УЕФА. В контексте того, что на каждой стадии остается по одному матчу, является ли амбицией пройти как можно дальше?
– Я только что упомянул несколько сильных команд с точки зрения потенциала. Считаю, что у всех есть шанс выйти в финал и есть определенные шансы на победу. Не могу оценить вероятность, потому что не знаю эти коллективы достаточно глубоко, кроме Вольфсбурга. Его мы изучали, основываясь на имеющихся видеоматериалах, а не на ежедневной работе. Мы знаем, что команду можно действительно глубоко изучить, только когда ты день за днем видишь работу с футболистами. На данном этапе мы не знаем, как готовятся эти команды. До 1/8 финала порядка месяца, четвертьфиналы будут проводиться 10–11 августа, так что период даже больше. За это время еще многое произойдет. Не могу ничего предсказать. Но если я посмотрю в зеркало, как и все тренеры в Лиге Европы или Лиге чемпионов, то их внутренняя цель, о которой они, возможно, не говорят публично, – выйти в финал.