Наставник Александрии Юрий Гура: Динамо Луческу действует именно так, как играл Шахтер в свои лучшие времена

Мало кто мог предположить, что Александрия, занявшая 9 место в минувшем чемпионате и расставшаяся в межсезонье с десятком игроков основной обоймы, столь резво начнет новую кампанию.

Под руководством Юрия Гуры, сменившего у руля Владимира Шарана, команда преобразилась. Победы над Шахтером, Зарей, Колосом говорят сами за себя.

При этом лишь в седьмом туре Александрия наконец провела матч на родной Нике, где как раз завершили укладку нового газона. Свое возвращение домой горожане отметил еще одной победой — над Ингульцом 1:0 и теперь поглядывают на конкурентов с высокой третьей позиции. Впрочем, главный тренер возмутителей спокойствия большого значения нынешнему положению команды не придает.

— В пятницу мы взяли три очка и стали вторыми, в субботу Шахтер выиграл у Днепра и сделал нас третьими, в воскресенье Александрия вполне могла опуститься еще ниже, — констатирует Юрий Владимирович. — Все меняется очень быстро, и я не знаю, что будет через неделю. Перед нами стоит задача — финишировать в первой шестерке, на это и ориентируемся. Движемся от игры к игре, стараемся в каждой брать по максимуму. В конце сезона подведем итоги.

— Как вам новое поле на Нике? Стоило командных мытарств?

— Конечно! Я вспоминаю, какой газон здесь был раньше — вязкий, тяжелый. Отбегаешь 15 минут, и ноги уже никакие. А эта новая поляна — совсем другое дело. Ровная, упругая — играй и получай удовольствие.

— В матче с Ингульцом вы оставили на скамейке опытных Ковальца, Рыбалку и даже центрбека Дубру — притом, что его постоянный напарник Бабогло был дисквалифицирован. Зато на позиции латвийца впервые в этом сезоне появился 21-летний Мельник. Чем руководствовались?

— Нам нужна ротация, и я считаю, что должен по мере возможностей предоставлять игровую практику всем футболистам. Что касается Саши Мельника — он упорно работает на тренировках и заметно прибавил в последнее время. Выпуская его, я, конечно, шел на определенный риск, но риск, как показал матч, оправданный — мы победили и сыграли на ноль.

— А что подтолкнуло вас выпустить в основе Одарюка, в двух предыдущих турах выходившего на замену, и Гриня, ранее вообще не игравшего за Александрию в официальных встречах?

— Мы готовились действовать первым номером, а эти игроки способны дать движение, обеспечить активный прессинг и постоянное давление на защитников. Ребята хорошо поработали в первом тайме, тем самым создав базу для итогового результата. После перерыва мы немного перестроились, нашли свой момент и довели дело до победы.

— Гринь, ставший автором решающего гола, присоединился к команде еще в июле, но первый шанс получил только в сентябре. Почему?

— Сергей приехал к нам из Зари травмированным. У парня была трещина, с которой, как оказалось, он даже тренировался. Наши врачи разработали для него реабилитационный курс, тренер по физподготовке помог набрать необходимые кондиции. Сейчас Гринь пребывает в хорошей форме и готов помогать команде.

— Его рывок, длинный пас Калюжного за шиворот защитникам — часть домашней заготовки?

— То, что Ваня может выдать подобную передачу, мы знали, и говорили, чтобы он искал возможность отсечь оборону Ингульца. В нужный момент все сложилось как надо: и заброс получился хорошим, и Салем махнул мимо мяча. Гринь с его-то скоростью легко ушел от опекунов — оставалось только разобраться с вратарем.
— Победа над Ингульцом — первая, которую Александрия одержала, действуя с позиции силы. До того вы обыгрывали фаворитов, но теряли очки в матчах с командами, которых объективно превосходили в классе...

— Игра на контратаках дается нам лучше, а вот когда мы сами должны диктовать условия соперникам, возникают сложности. Встречи с Минаем, Львовом, Черноморцем это ясно показали. Так что во время двухнедельной паузы в чемпионате нам было над чем работать.

— Игра с Шахтером требовала какой-то особенной психологической подготовки?

— Действительно, самым сложным было настроить ребят, залезть каждому в голову, заставить поверить, что мы в состоянии дать бой Шахтеру и даже обыграть его. В результате, как мне кажется, именно командный дух, готовность выкладываться на полную катушку за себя и своего партнера, стали главной составляющей нашей победы. Эти три очка ценны вдвойне, потому что зарядили команду уверенностью. Хлопцы должны понимать, что в составе горняков выступают такие же игроки, как они. Разнятся лишь ценники.

— Далее у вас по курсу — Динамо. Есть ли смысл отступать от тех наработок, которые принесли успех во встрече с Шахтером?

— У нас нет базовой схемы, как, например, у Зари, которая, в любой ситуации остается верна своему ромбу. Мы уже играли и с одним опорником, и с двумя, и трех нападающих выставляли... Благо ребята в команде собраны толковые, тактически подготовленные — с ними легко работать. Вместе пробуем, учимся, стараемся подобрать наиболее эффективный вариант под каждого конкретного соперника. И Динамо не будет исключением.

— В чем сегодня Киев превосходит Шахтер?

— Он действует именно так, как играли донетчане в свои лучшие времена. Динамо мощно атакует через фланги, насыщает чужую штрафную и постоянно доставляет туда мяч. Всего этого нет у команды Де Дзерби. Она много комбинирует, но в решающей фазе не показывает той остроты, которая отличает нынешнюю игру киевлян. Динамо Луческу смотрится просто здорово!

— Вторничный матч чемпиона против «Бенфики» может каким-то образом облегчить задачу Александрии?

— Хотелось бы-  улыбается. Не исключаю, тренер Динамо пойдет на определенную ротацию, и это гипотетически может оказаться нам на руку. В случае с горняками все получилось именно так. Вспомните, игра Шахтера с Александрией вклинилась между двумя его матчами против бельгийского Генка.

Как бы там ни было, с понедельника готовимся к Киеву. К анализу игр с участием соперника подходим выборочно. Внимательно изучим встречи с Металлистом 1925, с Бенфикой, а вот разгром динамовцами Колоса, думаю, много информации не даст.

— Очевидно, вы уже освоились в новой роли тренера первой команды. А возникали ли у вас сомнения в мае, когда руководство клуба предложило вам принять эстафету у Владимира Шарана?

— Никаких сомнений не было — согласился сразу. Я ведь продолжил работать в родном клубе — просто перешел на более ответственную должность. Четыре сезона я помогал Владимиру Богдановичу, после чего принял 19-летних ребят — тот переход мне дался намного сложнее. Когда же мне доверили основу, главное было — наладить контакт с футболистами. С этим проблем не возникло.

— Летом Александрию покинула группа исполнителей, определявшая ее лицо в последних сезонах — Панькив, Бондаренко, Лучкевич, Пашаев, Гречишкин, Банада, Шастал, Вантух, Ситало. А также игравшие реже Мышенко и Гордиенко. Целый состав! Вы были готовы к такому повороту?

— Да, об их уходе было известно заранее. У всех перечисленных игроков заканчивались контракты, все они решили сменить прописку, и изменить что-либо было не в моих силах. Но я был готов трудиться с теми, кто остался. Тем более возможности как опытных исполнителей, так и молодежи, мне были хорошо известны.

— В конце июля Александрия подписала Сергея Рыбалку, уже успевшего отметиться двумя результативными передачами. Кто был инициатором этого трансфера?

— Сергей много пропустил из-за травмы, но сейчас потихоньку набирает былые кондиции. Его турецкий этап подошел к концу, он вернулся домой с желанием доказать, что по-прежнему мотивирован и готов віступать на высоком уровне. Перед его приглашением я звонил Сергею Реброву, который охарактеризовал Рыбалку как одного из сильнейших опорников Украины. Руководство клуба дало добро на этот переход, и мы ударили по рукам. Могу сказать точно — Сергей пришел не зарабатывать, а играть. Со своими опытом, диспетчерскими навыками, профессионализмом Рыбалка обязательно поможет Александрии. Думаю, он даже в состоянии изменить ее лицо.

— Вы строите игру, опираясь на возможности имеющихся в распоряжении исполнителей, или все же подбираете их под свое видение?

— Современный футбол выставляет целый ряд требований к игрокам, и в моей команде будут выступать только те, кто им отвечает. Например, мне нужна скорость на флангах, и именно поэтому летом мы пригласили Олега Кожушко. Думаю, он и Макс Третьяков на сегодня — самые быстрые футболисты в УПЛ, и радует, что оба принадлежат Александрии.

— У вас в команде выступает достаточно молодых ребят. Как вы в связи с этим относитесь к упразднению турнира дублеров? Не является ли этот шаг чересчур поспешным?

— Однозначно сказать тяжело. Не все игроки, вышедшие из юношеского возраста, готовы к взрослому футболу — попав в мясорубку, они попросту могут оказаться на обочине. Еще год другой выступлений в молодежном первенстве пошли бы им на пользу и подготовили бы к переходу на следующий уровень.

Но есть и иная категория футболистов, которые нуждаются в постоянных вызовах. С контрактом, но без серьезных задач, в дубле они просто перестанут напрягаться и в конце концов тоже сойдут на нет. Так что, как видим, сейчас все зависит от самих игроков — их воли и целеустремленности.
— Какой из периодов карьеры оказал наибольшее влияние на формирование вашего тренерского стиля — игроцкие годы, несколько сезонов в УкрАгроКоме, который вы вывели в первую лигу, работа в штабе Владимира Шарана?

— Каждый из этапов мне что-то дал и чему-то научил. В любом случае практика, собственный опыт — это основа всего. Здесь как с гитарой — ты можешь перечитать массу самоучителей, но пока не возьмешь в руки инструмент, играть не научишься.

— Вы стали тренировать практически сразу после того, как повесили бутсы на гвоздь — это был осознанный шаг или стечение обстоятельств?

— По большому счету о тренерской работе я начал задумываться, когда осознал, что моя карьера футболиста близится к концу — частые травмы просто не давали играть в полную силу. Мне было интересно, как выстраивается подготовка команды, как формируется структура тренировочного процесса. Я работал со многими наставниками — подходил, спрашивал, уточнял. Думаю, все это происходило на подсознательном уровне — каких-то конкретных планов я не вынашивал. Однако когда мне предоставили шанс, я оказался к нему готов, потому что уже имел определенную базу знаний.

— Вы тренируете уже десять лет. Удалось убить в себе футболиста?

— Как его убьешь, если игра в футбол — это моя страсть? улыбается. С компанией собираемся каждую среду, бегаем, и протез тазобедренного сустава — не помеха. Забить гол даже на таком уровне — ни с чем не сравнимый кайф!

Но в беседах с подопечными я свой игроцкий опыт никогда не ставлю в пример. Я выступал в другое время, тогда был другой футбол, другие скорости, другие нагрузки. Какие могут быть параллели? Если и делюсь воспоминаниями — то в основном какими-то смешными историями, чтобы разрядить обстановку.

— Часто проводите индивидуальные беседы с футболистами?

— По мере надобности. Без них в нашем деле не обойтись, хотя к каждому игроку, понятно, нужно искать свой подход.

— Изменились ли за годы тренерской карьеры ваши привычки, манера поведения на тренировках и во время матчей?

— Каким я был, когда начинал во второй лиге, таким и остался. Спокойно следить за играми не получается. Мне — 45, но внутри все кипит, словно я новичок. Мой севший голос — тоже издержки профессии. Связки посадил давно, и это уже на всю жизнь.

— Дома удается отключаться от футбольных переживаний?

— Я стараюсь, по крайней мере, хотя свободного времени очень мало. Отдых на даче, рыбалка — хороший способ успокоиться, привести мысли в порядок. Не так давно я стал дедушкой, и общение с внуком дарит просто незабываемые эмоции. В эти минуты забываешь обо всем на свете.