Как «Спартак» допустил новый провал

Репортаж Владислава Воронина из Черкизова, где Спартак проиграл Кубани и лишился последних шансов на медали.

К середине второго тайма состояние Спартака было таким удручающим, что, кажется, даже некоторые болельщики на трибунах выкладывались сильнее, чем некоторые футболисты – на поле. Во время очередной затяжной и бесцельной атаки красно-белых трибуны выдали впечатляющую импровизацию: фанаты за воротами массово и мощно кричали Один за всех, а мужчина, скромно сидевший на центральном секторе, зычно продолжал: И все за одного. Вся прелесть момента была в том, что мужчина скандировал это в одиночку – остальные внимательно смотрели на него и не решались прервать дивную визуализацию вечного девиза.

К Спартаку этот старинный принцип в последнее время уже никак не относится – команда запуталась в сложном переплетении психологических проблем, игроки слабо понимают друг друга, проигрывают борьбу, часто выглядят разобранными, а иногда – и вовсе беспомощно. Как еще описать момент, когда в первом тайме Кубань провела многоволновую атаку, а Спартак не то что не сделал ни одного подбора около штрафной, а даже не помешал сопернику? С выцарапыванием мяча в понедельник у красно-белых были огромные проблемы – Кубань быстро забирала подбор и на своей половине, и – часто – на чужой.

Не менее проблемной была и работа в созидании. Спартак вроде неплохо доводил мяч до забегающих фланговых игроков, но раз за разом бесхитростно упирался в защиту соперника – более-менее интересно выглядели только дальние удары, которые все равно стабильно проходили мимо Беленова. Спартак оказался не в силах взвинтить темп, прорвать плотную расстановку Кубани и выйти из раскисшего состояния. У Спартака не было злости на себя, на эту вялость и неосторожность в игре – иначе не было бы множества бесцельных движений в середине второго тайма, иначе появилась бы хоть какая-то заведенность. У Спартака испарилось умение держать удар – пропустив, команда окончательно сникла, потеряла инстинкт самозащиты и подставила лицо под удары Ивелина Попова. Статный болгарин с удовольствием отправил противника в нокаут.

Как и в прошлые трагичные матчи, у фанатов Спартака уже не было особых сил изливать гнев. После второго гола стадион заволокло ироничное скандирование Чемпионы, которое этой весной стало красно-белым трендом и саундтреком к прощанию с медальными амбициями. Лучше на хоккей, – подытожила фанатская трибуна минут за десять до свистка и начала расходиться. МХК Спартак, сражающемуся за Кубок Харламова, должно быть приятно.

Впрочем, несмотря на относительно спокойное отношение болельщиков к очередному провалу, правоохранительные органы решили перестраховаться. Территорию перед автобусами быстро перекрыли живой цепью полицейских. Прорваться к выходу из подтрибунья и поговорить с игроками болельщикам было нереально – даже те, кто оказался у желтых железных ограждений заранее, вскоре услышали в рациях правоохранителей вежливое Зачищаем.

Игроки Спартака в это время слушали речь разозленного Романа Асхабадзе, который, говорят, пришел в раздевалку, чтобы высказать неприятные мысли об очередном оглушительном поражении – нестабильность в клубе опасна для всех. В итоге игроки одновременно вышли из раздевалки и покидали стадион стройной шеренгой – возможно, это было самое организованное командное действие за весь вечер. Объяснять произошедшее практически никто не решался, но общие фразы никому и не нужны – по лицам футболистов и так было заметно, что они были готовы поднять из архива легендарное сообщение из блога Дмитрия Сычева: Скорее бы закончился этот еб.....ный сезон.

Стремительный провал Спартака в весенней части чемпионата дополняется еще и разногласиями в команде – сначала Денис Глушаков публично критиковал легионеров, потом иностранцы вернулись, и уже тренер рассказал про то, что есть понятие чести и достоинства, но до игроков достучаться очень сложно.

– Опять детские ошибки. Это даже не ошибки... Люди не бегут назад. Даже не знаю, что за это нужно делать. Головы, может, отрывать, – сказал после матча Кирилл Комбаров. – Командные мероприятия проходят, но толку от них никакого.

На что можно надеяться команде, которую разъедают такие проблемы? К концу сезона Спартак подходит в разваленном состоянии: не может прийти в себя на протяжении двух месяцев, игроки публично ищут виноватых, на поле нет того, кто отрезвил бы всех каким-нибудь резким криком. Копаться в руинах и строить из этого что-то новое никак не получается, исправлять все придется уже летом.

Сейчас же можно только посочувствовать Дмитрию Гунько, который оказался в эпицентре бури в самый жесткий момент.