Коллина: Уроки риторики

Вообще, классическое определение риторики как ораторского искусства, как красноречия ни о чем, по сути, не говорит. Иное дело, объяснение: риторика – это искусство убеждать. Пьерлуиджи Коллина владеет им в совершенстве.

Давненько не было Пресс-клубов, а точнее прямых диалогов украинских футбольных журналистов с куратором арбитража ФФУ Пьерлуиджи Коллиной. Можно даже признать с некой долей сентиментальности – обе стороны соскучились друг по другу. Пьерлуиджи – и без того одна из самых харизматичных персон в современном мировом футболе, да вы и сами прекрасно все понимаете – чего стоят лишь его фактура, взгляд. Но те, кому доводилось просто слышать, а тем более общаться с итальянским проводником Высшей футбольной справедливости на планете, убеждаются в этом в двукратном, трехкратном увеличении. Еще отрадно отметить, что Мэтр к подобным встречам уже во второй раз подпускает отечественных рефери, на сей случай – Евгения Арановского и Анатолия Абдулу. Тенденция, однако.

Понедельничная встреча началась с двух вопросов Футбольного клуба: предполагаются ли на открывающемся вскоре чемпионате мира в Бразилии, какие либо новые коррекции в трактовке тех или иных правил в футболе? Если да, то будут ли подобные новации распространены в дальнейшем и на чемпионаты стран, другие важнейшие соревнования, к примеру, Евротурниры? Ответ Пьерлуиджи был краток и четок: никаких новых трактовок не предвидится. Такое вообще не практикуется в год проведение чемпионатов мира.

Наш второй вопрос касался конкретных бренных украинских реалий. После матча Черноморец – Днепр один из самых популярных футболистов Евгений Коноплянка заявил прессе, что один из арбитров того матча якобы заявил (правда, не ему лично, а капитану Днепра Руслану Ротаню): Как вам Волынь помогла, так мы (судьи) и будем вас гнобить. У Коллины, как и руководимого им Комитета арбитров Федерации после подобного заявления остаются на выбор три сценария:

– после расследования, если не подтвердятся его слова, наказать Коноплянку за клевету;
– если подобное окажется правдой, сурово наказать того самого, пока безымянного судью;
– третий вариант, увы, самый пока распространенный – никак не реагировать. Типа хай клевещут....

Ответ итальянца был продолжительный, но его смысл, если упростить спич уважаемого куратора, сводился к нескольким тезисам: он удивлен словам Коноплянки; неужели столь серьезные журналисты верят, что в стройные ряды судей затесался придурок, который будет так глупо вслух угрожать? А вообще на все есть процедура. Комитет арбитров прозрачен как слеза ребенка, и он накажет вероятного негодяя из дружной семьи рефери по полной программе, если: Контрольно-дисциплинарный комитет, Комитет по этике проведут необходимое расследование, найдут соответствующие доказательства вины, и представят их Комитету арбитров.

И в дальнейшем Коллина четко проводил линию, что ни сам он, ни Комитет арбитров не служат ни в полиции, ни в прокуратуре, следовательно, никаких собственных расследований проводить не могут. Почему-то вспомнились старые итальянские фильмы и сериалы типа Показания комиссара полиции прокурору республики либо Спрут. Если серьезно, то такие журналисты с именами, как Валерий Новобранец из Команды либо ведущий телепрограммы Профутбол Игорь Цыганык настаивали, что признаки коррупции просматриваются в действиях судей, Коллина держался своей позиции: Ребята, если есть доказательства – вперед, в прокуратуру!. Да уж, тема вечная: сурка не видишь? А он есть. Точнее – наоборот: Сурок есть? Есть! Но ты его не видишь... явно не видишь, иначе где доказательства? Нельзя не признать и доли логики в словах итальянца. Если разбираться в этом деле с арбитрами, т.е. стороной, которая якобы берет, то, следовательно, есть и сторона, которая дает. А почему о ней нет разговора?

Коллега из журнала Футбол Александр Гапоненко предложил Пьерлуиджи самый скоротечный и эффективный способ борьбы с нечестностью со стороны арбитров, все, мол, элементарно, Ватсон. Надо всех судей прогнать через детектор лжи. В ответ Коллина лишь посмотрел на молодого журналиста печально-сакраментальным взглядом Воланда на поэта Ивана Бессмертного из Мастера и Маргариты.

Довольно тщательно разбирались конкретные моменты и трактовка Fair-Play известного эпизода в матче Черноморец – Днепр, когда был отменен гол Евгения Селезнева, а также спорные вердикты судей в матче Динамо – Шахтер, особенно с офсайдом Луиса Адриано, а также во встрече Говерла – Металлист.

Как бы тщательно и убедительно не анализировал Пьерлуиджи и конкретные эпизоды, и картину на судейском фронте в целом, он практически всегда на стороне судей. И когда мысленно проматываешь ленту общения с ним – вроде и зацепиться не за что. Вроде все убедительно. Вот тогда, в итоге, появляются соображения диаметрально противоположного характера. С одной стороны, как нынче модно выражаться сленгом респект и уважуха – Коллина своих журналистам не сдает. С другой стороны, после диалога с ним вопросов образуется странным образом больше, чем было до встречи. Все-таки, сурок есть?..