Олександр Ярославський: День і ніч я займаюся з футболістами та Красниковим боргами Металіста

Ігор Циганик поспілкувався з екс-президентом Металіста Олександром Ярославським. Головною темою розмови у спецвипуску ЦиганікLIVE стало повернення Ярославського до харківського футболу та його бажання відродити Металіст.

Вопрос очищения Металлиста очень серьезный. Я хотел бы, чтобы наши передачи ЦиганикLIVE​, стали системными. Чтобы всем неравнодушным к Металлисту рассказывать о развитии ситуации. Я постоянно слежу за ситуацией, никогда ее не отпускал, и вижу, что не совсем люди в материале. О Металлисте я думал и думаю постоянно. Сегодня пришло время его вернуть.

Я открою некоторые моменты, которые до этого интервью мало-кто знал. Ты говоришь об очищенииМеталлиста, но он и не был никогда запятнан. Это раз. Ты говоришь, что я не могу заниматься до 2023-го года футболом. Наверное, не совсем так.

Я открою секрет. Когда произошла вся эта ситуация и Курченко попросил продать ему Металлист я изначально не хотел продавать ни одной акции. Это и так понятно. Потом, когда ситуация продавилась и я понимал, что Металлист вместе со мной просто уничтожат, я хотел отвести от клуба все эти негаразды.

Я предложил Курченко 50 процентов продать и оставить 50 процентов. Он перезвонил мне через день и говорит, что ему посоветовали его эксперты, что даже если я останусь в Металлисте на одну миллионную долю, то о нем там никто знать не будет. Тогда ради Металлиста я и решился на эту продажу, в противном случае бы никогда не продавал. Никогда! Этот нюанс до этого момента никто не знал. Уже прошло время, поэтому сегодня я могу говорить. - Была договоренность о том, что вы 10 лет не имеете права заниматься футболом в Украине? - Да, это подписано в контракте. Почему я сегодня начал активно этим заниматься? Не было смысла этим заниматься за пять лет, за три года или за два года. Остается полтора года до того момента, как я могу официально заниматься футболом. Я всегда соблюдал букву закона. Неважно, кто такой Курченко, как он добрался до этой ситуации. Если я договорился – это закон. Если я пообещал, даже если бы не подписал до 2023-го года не заниматься – я бы не занимался. Сегодня я не могу быть владельцем клуба, но заниматься подготовкой и участвовать в финансировании я могу. Это то, чем я активно занялся.

Были разговоры, что вас заставили продать. Что это больше политическая история.

Сейчас это не имеет никакого значения. Сейчас имеет значение только возвращение Металлиста.

Курченко наделал долгов. Что с ними делать? - Хотя я и сказал, что за долги отвечать не хочу, я всегда за то, чтобы все было сделано полюбовно. День и ночь я занимаюсь с футболистами и Женей Красниковым этими долгами. Как-то, надеюсь, мы полюбовно со всеми договоримся. Спецконфискация, которая прошла – считаю ее некорректной. Просто взяли и людей отодвинули, а имущество и долги куда-то переместили. Сегодня непонятно, кто является владельцем всего, что я построил – это Металлист, база, футбольная академия. Я честно хочу сказать: не хочу даже заходить в Металлист и в академию. То, в каком это все состоянии – для меня это будет разрыв сердца. Я не могу смотреть на поля с дырами. Я не могу смотреть на этот VIP, который Курченко перекроил, а сегодня там течет вода. Он просто разрезал мне сердце, когда разрезал ковер с эмблемой Металлиста. Я заказывал его в Италии из чистой шерсти, но вопрос не в этом. Вопрос в том, что это был символ того Металлиста, а его просто порезали на куски. Сегодня это все требует восстановления. Что я хочу сказать? А хочу сказать, что мне бы хотелось, чтобы эта вся собственность была в одних руках. Сегодня непонятно, находится ли она в Облсовете или в Обладминистрации. Мне бы хотелось, чтобы кто-то один руководил этим процессом. Я выбирать не могу, но мне бы хотелось, чтобы этим занялся Игорь Терехов. Чтобы это все перешло в город.

Я расскажу, почему. Земля под полями в академии принадлежит городу. И мне бы хотелось, чтобы это все собралось в одном месте, и я имел отношения с одним человеком. Я хочу сказать спасибо Тавмасяну, председателю Облсовета, который выразил свое желание участвовать в этом. Но должен заниматься кто-то один. Металлистом занимался один – был толк. Там, где колхоз, толку не будет. Если бы это все было сконцентрировано в руках того же Терехова, то я бы понимал, что я с ним имею дело, есть один ответственный человек. Он же, по-моему, бывший футбольный судья. Он имел отношение к футболу и для него это все понятно. У него была бы мотивация этим заниматься, а мне было бы проще общаться с одним человеком

А на сьогоднийшний момент кому принадлежит конфискованное? Вопрос в том, что я не знаю, кому оно все принадлежит. Сколько было этих политиков, начиная от бывших прокуроров, все говорили: Мы вернули Металлист в Харьков. А где он? Я не вижу Металлиста. Вот когда я занимался этим клубом, был Металлист, который играл с Сампдорией, Байером, Бешикташем... В одном из первых интервью я сказал, болельщикам без разницы, кому принадлежит стадион. Важно, чтобы они пришли, сели и смотрели на игру любимой команды. Сейчас они на меня обижаются, что я как-то сказал, что между нами какой-то холодок был. Но они ж действительно не поддержали меня в той борьбе, которую я вел против городской власти и пытались отжать клуб. Ну отжали и чем это закончилось? Закончилось все плачевно. Так что пусть болельщики на меня не обижаются, я на них рассчитываю и хотел бы с ними договориться. Я буду бороться за то, чтобы Металлист вернулся в Харьков. При этом прошу их только об одном – собирайте минимум 25 тысяч на этом стадионе, в который я душу свою вложил. Мы пять или шесть раз меняли поле, пока я не пригласил английскую компанию, которая за 4 миллиона моих семейных евро сделала фантастическое поле. Мы сделали фантастический стадион, Мартин Кален мне голову прогрыз в голове с этими выходами, входами.

Я помню, как мы с вами считали сваи, когда только готовился стадион на Евро-2012. Работа была сделана колоссальная ... - Игорь, и замеряли секундомером – за 8 минут 40 тысяч человек должны были эвакуироваться со стадиона. Почему они и заставили нас сделать дополнительные выходы в теле старого стадиона. Стадион уникальный и идеальный. Обещаю болельщикам, я верну и ковры в VIP, я верну весь интерьер, вернем на стадион всю символику Металлиста. Там не будет символики ни одной другой команды. Это будет навечно стадион Металлиста, будет родной дом.

Меня еще интересует вопрос базы, которая находится в неприглядном состоянии ...

Игоречек, там даже была криосауна, которая позволяла создавать режим – 175 градусов и помогала восстанавливаться. Там было все, и мы все это вернем. - Какие первые шаги и выработке вы наметили? Кроме того, что вы работаете с Красниковым и договариваетесь с футболистами, чтобы позакрывать долги. С кем вы общаетесь с власти, из тех, кто может отдать Металлист?

- Игоречек, мне никто ничего не отдаст и никогда ничего не отдавал. В первую очередь день и ночь я работаю сам, думаю, как все сделать законно, чтобы вернуть Металлист. С Красниковым мы работаем в том числе. Сегодня я хочу обратиться через тебя к тому же Терехову, чтобы он забрал всю ситуацию в регионе под себя, и я бы имел одного контактера, с кем можно было бы решать вопросы. Так было бы проще

Вы сказали, что готовы постоянно общаться. Предлагаю созваниваться раз в неделю и рассказывать, как возвращается Металлист. Договорились?

Да, пожалуйста. Вы даже можете к нашему эфиру подключать болельщиков, я отвечу. Мне отвечать очень легко. Мы честно прошли свои 8 лет с Металлистом, мы должны вернуть эту ситуацию и так же честно ходить на трибуны, разворачивать флаг Металлиста, болеть и одеваться... Клянусь, как только верну Металлист, я буду ходить только в костюме Металлиста, никаких найков и прочего не будет.

- Договорились, в следующий раз в эфир выходим за неделю.