Орєхов: "Григорій Суркіс ніколи не впливав на суддівство"

Нещодавно український арбітр Олег Орєхов був змушений завершити свою кар'єру. Довгий час не виходячи на контакт із пресою, Орєхов вперше дав розширене інтерв'ю нашому виданню та відповів на запитання футбольних уболівальників у рамках відеоконференції на Sport.ua.

КО МНЕ В СУДЕЙСКУЮ ЗАХОДИЛИ С ОРУЖИЕМ

- Как Вы пришли к арбитражу, было ли это призванием?
- Я занимался детским футболом, играл на аматорском уровне, закончил Институт физической культуры в Киеве, и по окончанию института передо мной стал выбор: либо ехать играть за команду 2-й лиги, либо остаться в самом институте – предложили работу преподавателя на кафедре футбола. В принципе, поняв, что больших высот, как футболист, не достиг, остался работать на кафедре, а её тогда возглавлял Попов Анатолий Владимирович - он был арбитром национальной категории, и само собой возникло предложение попробовать свои силы в арбитраже. Так началась карьера. Правда, до этого я был дисквалифицирован в житомирской области за то, что якобы побил арбитра

- Эта тема многим интересна. Вот, например, такая история от нашего читателя: Я судил игру кубка города, игрок ударил меня в лицо, за что я удалил его с поля. После игры этот игрок с тренером в судейской стали меня избивать. Я изложил в это в протоколе, а также в рапорте в городскую федерацию. Через 2 недели я снова судил игру, в которой участвовал и этот игрок, и этот тренер. Хотел бы спросить, как в таком случае поступать, если потом меня вообще отстранили от судейства, а виновникам не предъявили никаких санкций. Что делать, куда обращаться?
- Проблема заключается в законодательной базе – на матчах такого уровня не ведётся ни видеосъемка, не присутствуют делегаты матча. Арбитр – практически всегда лицо нарицательное, и в данных случаях практически всегда придумываются истории, что мог человек спровоцировать, были эмоции, а законодательной базы нет, и четко в регламентах выписано: за мат штраф столько-то, за удар – столько-то. Его могли по регламенту отстранить на 2-3 недели, а потом, если человек пытается доказать свою правоту, проще от него избавиться. В данных случаях либо терпеть, либо заканчивать.

- А если человек не хочет терпеть, куда можно обратиться?
- Он должен был обратиться в милицию, снять побои. Жалко парня, для него это моральный удар, но, работая в судействе, моральных ударов будет еще много, так что, думаю, выдержит.

- А у вас были такие ситуации?
- Была. Когда я судил свою первую игру в Свердловске, было такое, что руководители заходили даже с оружием, задавали вопросы. То есть, у меня так началось судейство на профессиональном уровне. С людьми нужно уметь общаться и договариваться при любой ситуации, главное не провоцировать: либо промолчать, либо постараться сгладить конфликт.

- И как бороться с подобными случаями? Вы указали это в протоколе?
- Я ж говорю, что угроз не было. Спрашивали, почему ошибся в нескольких ситуациях. Был же такой случай – руководитель Днепра зашел в раздевалку. Зашёл, видно, поговорил, спросил, так и здесь, наверное, поговорили, спросили...

- Разрешено ли, чтоб перед матчем в раздевалку кто-то заходил?
- Нет, не разрешено. В раздевалку имеют право заходить уполномоченные делегаты лиг, которые проводят соревнования, а, в принципе, только арбитры и делегаты. На более высоком уровне у каждого есть комнаты: у арбитров свои, у делегатов свои. Беда в том, что у нас ничего не обустроено, и, возможно, тот парень вообще переодевался на улице. И, поэтому, всегда можно сказать, что это не мы подходили, а какой-то посторонний человек, который проходил мимо. Как сказал Моуриньо, сегодня время непорядочных и нечестных людей.

ГРИГОРИЙ СУРКИС НИКОГДА НЕ ВЛИЯЛ НА СУДЕЙСТВО

- Ну, по мнению Моуриньо, всё время подсуживают Барселоне. Скажите, а на самом деле подсуживают сильнейшим, или это просто так кажется?
- Сегодня Барселона с Реалом забирают 41% бюджета телевидения, который приходит на все команды. И ты задумываешь, сохранять эту команду, или идти против неё. Люди оберегают команды, которые приносят прибыль. По телевидению говорят, что это наши флагманы, они приносят нам очки, их нужно оберегать. А каждый слово оберегать воспринимает по-своему: один не дать штрафной, а другой – быть ближе к моменту.

- А нет ли таких разговоров: Вот наши флагманы – Шахтёр, Динамо, Металлист, Днепр, их судим хорошо, всех остальных – как получится?
- Я был на Юниорском чемпионате Европы в Донецке, и там представителем арбитражного корпуса был англичанин, весёлый приятный мужчина. И он говорит перед финальным матчем, в котором встречались Украина и Англия: Ну все, я уезжаю - в финал попала Англия, так что судите честно, а я буду болеть за Англию (улыбается). Сегодня ж время людей, кто поближе к руководству. Одни думаю, что вырастет, профессионально обслуживая матчи, а другие – потому что он будет рядом, его заметят, словечко замолвят.

- Насколько влияет на уровень судейства прямое или непрямое влияние со стороны Григория Суркиса, о чем говорят многие команды и болельщики?
- Григорий Михайлович никогда не влиял на судейство. Списки утверждаются на исполкоме, а в него входит группа людей, которой руководит Григорий Михайлович. Суть вопроса в том, что ни один из руководителей клубов не влияет. Но в каком-то частном разговоре он может что-то сказать, и люди вокруг подумают, что он хочет, чтобы была какая-то помощь или симпатия. Я уверен, что ни руководители, ни президенты клубов, не оказывают влияния. Они не будут опускаться до такого уровня, чтобы говорить, кому помогать. Просто их слова неправильно интерпретируются.

- В украинском футболе бытует мнение, что Динамо подсуживают из-за того, что президент клуба и президент федерации футбола являются братьями...
- Честно скажу, что каждый из нас, если его брат или дочка, будет защищать свою семью, даже если тот собьёт человека. Это нормальное явление. Это в отношении семьи. А в плане футбола у каждого свои интересы, свой бизнес, и сегодня приглашение иностранца – это всё-таки выравнивание взаимоотношений. Никто ж не считал, сколько помогают Динамо, Шахтёру, а сколько Металлургу донецкому или Черноморцу. Просто говорят так, потому что эти команды больше на виду. Я не видел, чтобы выкладывали количество ошибок в той команде или иной, именно результативных, как у нас привыкли говорить. Сегодня нет даже фотографии арбитров, которые обслуживают, их данных даже в Интернете нет на сайте.

АРБИТРЫ ПОЛУЧАЮТ 62 ТЫСЯЧИ ЗА ИГРУ – НА 6 ЧЕЛОВЕК

- Это хорошо или плохо для общественности, которая хочет видеть, кто судит?
- Я не считаю, что это мешает человеку развиваться. В тех случаях, если мы говорим о Премьер-лиге, а мы практически только о ней и говорим, забывая о тех случаях, как побили мальчика, судьи являются элитой судейского корпуса, как и футболисты, и также нуждаются в рекламе. Чем более узнаваем человек, тем меньше он хочет ошибаться.

- Тем не менее, судьи в Украине не дают интервью, не общаются с прессой. За счёт чего их тогда должны узнавать?
- Я считаю, что это плохо.

- В Европе ситуация аналогичная.
- Любое интервью, которое не идёт в прямом эфире, может искажаться. Вот я дал, например, интервью ТРК Украина по приезду из Лозанны, и концовка программы была – вот если УЕФА может... если хочет... почему мы ж не можем?

- Каково Ваше мнение по поводу матча Заря – Карпаты, когда Милько был удалён за грубый подкат на сопернике, а Федецкий в подобном эпизоде – нет. И эпизод матча Кривбасс – Заря, когда Лисицкий рукой выбил мяч из пустых ворот, а никто этого не увидел?
- Видел интервью президента Зари после матча с Александрией, в котором он говорил, что впервые удовлетворен судейством. Я, как бывший профессионал, видел пенальти в ворота Зари при счёте 0-0, который не был назначен. Мы ж говорим из ситуации, которая нам выгодна. Да, я считаю, что на Лисицком был пенальти. Но нужно же быть объективным, а мы выдаём информацию односторонне.

Арбитр - это тоже характер, эмоции. Если команда себя плохо ведёт, она подсознательно вызывает определенную антипатию, и за одно и то же нарушение, когда игрок извинился, не дать жёлтую карточку, и наоборот, если он начинает апеллировать. Судейство – это работа, которая всегда будет иметь недостатки. Возможно, судейство сегодня закрыто из-за того, что мнения не есть объективными. Я вот прочитал на сайте, заработные платы в европейский чемпионатах и Украине. И у нас написано - 96 тыс. грн, но не написано, это на двоих, троих арбитров, на бригаду, и получают ли судьи эти 96 тыс... Сейчас судьи в Премьер-лиге как получали, так и получают 62 тыс. грн. на 6 человек с учётом проезда и т.д. А есть ещё 1-я, 2-я. И чтобы понять, много это или мало – нужно расписать путь человека, который он прошёл.

- Арбитр – профессия нелёгка, постоянный пресс со стороны болельщиков, команд... Что всё-таки двигает человеком, чтобы пройти тот нелёгкий путь от второй лиги до высшей? Какими качествами он должен обладать?
- Хочу честно сказать, что это зависит от человека. Он должен быть психологически устойчив. Ты все время находишься на перекрёстке – с одной стороны находятся тренеры, с другой – игроки, с третьей – болельщики. Ну а двигало, лично мной, желание остаться в футболе. Когда сказали, что я стал арбитром международной категории, у меня открылось второе дыхание. Эти ступени – они стимулируют. В нашей стране 80% людей идут в судейство, чтобы заработать хорошие деньги. Может на фоне зарплат футболистов они не кажутся таковыми, но для человека, работающего на заводе или в ларьке – это большие деньги.

- Достаточно ли для арбитра Премьер-лиги просто хорошо судить и иметь хорошую физическую подготовку? Или должен присутствовать психологический фактор, связи?
- Раньше я думал, что арбитра нужно воспитать, чтобы он прошел определённые этапы. А сейчас ребята за 2-3 года приходят в Премьер-лигу. Я считаю, что судьи должны приходить в высшую лигу зрелым и опытным человеком. Во-первых, по возрасту, во-вторых, психологически, потому что судейство - управление людьми. Физически арбитр должен быть сильным. Если в наше время судья пробегал 7-10 км. за матч, то сегодня - 9-13 км.

ВОЗЛЕ БОЛЬШИХ ДЕНЕГ КРУТЯТСЯ НЕЧИСТОПЛОТНЫЕ ЛЮДИ

- Нам пишут, что для того, чтобы попасть на всеукраинские сборы молодых арбитров, с требуют с человека 1000$, а затем ещё 2000$. На самом ли деле такая ситуация, что человек должен быть состоятелен, чтобы попасть в арбитраж?
- Я думаю, что должно быть стечение ситуаций. Футбол – это большие деньги, и возле больших денег крутятся нечистоплотные люди. Может кто-то и требует денег с парня, а может кто-то провоцирует. Я в этой жизни уже ничему не удивляюсь. Смотря, кто как воспринимает судейство. Если как работу – это одно, если как бизнес – это другое. На 100 человек у нас 50 порядочных. Для каждого человека, если он профессионал и хочет, то найдёт возможность доказать правоту. У нас же привыкли говорить: А вот тот сказал, я фамилию не буду называть, бытует мнение..., мы позволяем говорить в программах такие вещи, за которые люди в тюрьме должны сидеть, нет меры наказания.

- Что изменилось с приходом Коллины в судейский корпус? Поступают жалобы от Зари, Арсенала, Кривбасса, но отдачи никакой...
- С приходом Колины изменилось профессиональное отношение к статусу арбитра внутри самих арбитров. Это их физическое состояние, медицинское обследование, профессионализм, сборы, количество информации, которую он привнёс. Увеличилась степень доверия и защиты арбитров с его стороны. Он верит людям, хочет, чтобы они были лучше и чего-то добивались. На исполкоме объявили достижением сокращение возраста арбитра с 40 до 36 лет, но есть ли это достижением? По системе Коллины арбитр приходит на 10 лет в Премьер-лигу, в 26-36 лет он должен закончить? Я считаю, что зрелый арбитр – 30-35 лет. Омоложение – это более физически готовые люди, но менее психологически устойчивы, и цена ошибки больше. И наш человек уровень доверия по-своему воспринимает: один думает, что ошибку можно исправить, а другой – буду и дальше совершать, и ничего не будет. Главное, чтобы рядом с Коллиной были люди, понимающие наш менталитет, иначе состояние судейства только ухудшится. А клубы всегда будут жаловаться, т.к. они хотят управлять. Руководитель клуба хочет, что этот судил наш матч, а тот – нет. Я отсудил 80 матчей, когда некоторые клубы встречались мне по 1-2 раза, а некоторые 15-20. Может, меня тоже кто-то не хотел видеть. Сейчас же человек, совершающий ошибки, получает такое же количество матчей, как и другие. Я считаю, что это не правильно.

- То есть, Вы хотите сказать, что когда судили, имело место влияние клубов на назначение арбитров?
- Не назначение арбитров. Команды давали списки на исполком, кого-то отстаивали, кого-то хотели убрать. Сегодня этого нет. Люди должны знать, за что их назначают или убирают. Но я против того, чтобы клубы влияли. Клубы должны понимать, что есть ошибкой, а что нет. У нас как-то более размыто – мог бы дать, мог бы не дать. Т.е. есть одинаковые ситуации, когда арбитр мог назначить или не назначить. В принципе, есть игра рукой. Но влияет много факторов: стоит человек или лежит. Но никто не скажет, что, когда выбивают рукой мяч из пустых ворот, это не пенальти. С Лисицким был 100% пенальти и даже, может быть, удаление.

- У арбитра, который постоянно судит матчи одной и той же команды, не складывается мнение, что вот сейчас отсужу их хорошо, и они еще один матч дадут?
- Нет. Ни один человек не хочет судить одну и ту же команду, какими бы у тебя не были хорошими отношения с клубом или городом. Постоянно обслуживая одну команду, ты всё равно когда-то испортишь отношение, просто ошибёшься, как человек. Вы ж не хотите кушать одну и ту же еду? Потому что вы либо от неё устали, либо организм не будет её воспринимать. Так же в судействе.