Подружжя не використало свій шанс у Динамо. 2021-го йому доведеться ще складніше

У 2021-му на Супрягу чекає перевірка на міцність.

После перехода в Динамо летом 2018-го Супряга не смог сразу же зацепиться за основу. Хацкевич считал форварда сырым и неспособным играть в мужской футбол, а его ассистент Максим Шацких не был уверен, что Влад полностью отдает себя на тренировках.

432 минуты в первой команде, остальное время — игра за дубль в разных молодежных турнирах.

Второй шанс Супряга получил только после яркого сезона в Днепре-1. Луческу полностью доверился форварду, и в начале их сотрудничество приносило плоды. Но в октябре все сломалось: Влад перестал забивать 975 минут без голов — серия продолжается и уступил место в старте универсальному Вербичу.

Из всех молодых игроков Динамо Супряга меньше всего развивается и прогрессирует, — еще полгода назад никто бы не понял такое высказывание от Вячеслава Шевчука. Но сейчас с ним очень сложно спорить.

Влад выдал отличную первую половину 2020-го и подтвердил высокий потенциал

Трансфер совсем молодого игрока за большие деньги — всегда очень спорная история. До переезда в Киев Супряга отыграл хороший год в малоконкурентной второй лиге и тут же пошел на повышение. Откуда тогда взялись разговоры о сумасшедшем потенциале?

Ответ один — возраст. В 17 лет форвард дебютировал за Днепр-1 в Кубке Украины, а через год стал лучшим нападающим молодежного ЧЕ в Финляндии. Когда игрок показывает солидный уровень со старта карьеры, логично предположить, что дальше будет только лучше. В этом контексте первый год в Динамо вряд ли способствовал быстрому прогрессу — тренеры первой команды не доверяли, а в дубле сложно быстро расти.

Зато сезон в Днепре-1 у Михайленко — совсем другое дело. Особенно Супряге удалась вторая часть чемпионата: 11 мячей после зимнего перерыва с хайлайтом в матче против Динамо — хет-трик за 31 минуту.

До 2020-го о Супряге говорили исключительно в контексте быстрого футбола. Он хороший парень, хороший футболист. Но ему еще рано быть основным игроком Динамо. Для позиционной игры он еще очень сырой. Ему еще учиться и учиться. В Днепр-1 быстрый переход в атаку, у него там есть пространство. Там он может проявлять свои сильные стороны, — говорил Хацкевич осенью 2019-го.

Тут пора сделать одно уточнение. В УПЛ Днепр-1 перестал играть в тотальный контроль 64% владения в первой лиге, но точно не перешел на вертикальную модель Александрии или Десны. Михайленко весь сезон действовал по одной структуре 4-1-4-1, меняя роли для своих игроков в зависимости от соперника. Супряга не находился весь сезон на линии офсайда в ожидании забросов из глубины — это миф.

Да, форварду действительно удобно использовать пространство за спинами или резко врываться в зоны между защитниками в быстрых атаках. Чтобы регулярно показывать эти скиллы, Супряге пришлось бы идти в команду, которая специализируется на контригре. И это точно не Днепр-1.

Михайленко делал из Супряги более сбалансированную единицу: команда создавала подавляющее число моментов из позиционных атак. И футболист неплохо адаптировался под эти условия.

При этом конверсия шансов тоже была на приличном уровне — 37% моментов после ударов из позиционных атак превратились в забитые мячи. Важно понимать, что Супряга не был стопроцентным игроком старта у Михайленко — после зимнего перерыва провел на поле всего 4 полных матча, в остальное время менялся местами с Хобленко.

В первой половине 2020-го Владислав доказал, что может быть полезным для разных моделей игры — это определяющий фактор его возвращения в Динамо и мощного интереса со стороны зарубежных клубов.

В Динамо у Супряги пока не получается. Комплекс проблем мешает игроку раскрыться.

Супряга здорово вошел в новый сезон: гол в дебютном матче, два результативных действия в отборе ЛЧ и безоговорочный статус первого форварда в команде. Надо признать, что все Динамо на старте смотрелось здорово — даже на фоне эпидемии травм игроки показали добротную физическую готовность и вытягивали матчи на морально-волевых.

Когда начальный запал исчез, у Динамо начали проявляться глобальные проблемы с организацией игры. А с ними упала и эффективность Супряги. Ниже — четыре основные причины, почему у форварда не получается показывать свой максимум в последние три месяца.

№1: Луческу ставит осторожную атаку, Супряге сложно искать моменты против команд с низкой обороной

Еще в конце сентября мы писали, что штаб Луческу переосмыслил подход к атакам: теперь Динамо играет в затяжное владение и больше дорожит мячом. Остаток года только подтвердил тенденцию. Вот ключевые моменты:

— среднее число ударов по воротам просело с 17 до 12;

— среднее число передач за матч выросло с 475 до 537;

— передачи в финальную треть просели с 66 до 60;

— количество позиционных атак в среднем упало на две единицы;

— контригра не ладится — 1,4/90 в этом сезоне против почти 4/90 в прошлом.

Луческу стал меньше рисковать и ставит скорее на качественный, а не количественный показатель в атаке: точность ударов выросла до 44%, а средняя дистанция удара упала до 15 метров. Но в целом у Динамо все еще есть серьезные вопросы по конструктиву в финальной трети. И это точно не проблема Супряги — команда не создает достаточное количество остроты у чужих ворот.

Претензии тут преимущественно к центральной линии. В нынешнем Динамо только у Шапаренко/Шепелева есть необходимый набор качеств для универсальной игры в середине поля. Сидорчук больше помогает обороне, а Буяльский, наоборот, чаще действует в завершении.

Владу для создания микромоментов нужна хоть какая-то динамика в финальной трети. В статике на его лучшие качества рассчитывать бесполезно. Не помогает и низкий барицентр команд-соперников Динамо — в компактном блоке Супрягу часто съедают.

№2: Буяльский частично забрал на себя функции форварда

Луческу выбрал 4-4-1-1 с переходом в 4-4-2 в качестве базовых формаций и весь сезон играет по одному рисунку. Тут для Супряги тоже есть подводный камень.

Буяльский не привязан к одной позиции на поле: может уходить в глубину, оставаться классической десяткой или становиться вторым нападающим. В атаке ведущую роль забирает на себя именно Виталий, Супряге приходится либо действовать выше по вертикали, либо постоянно искать потенциально опасные пространства, которые появляются после перемещений Буяльского.

Сейчас нередко получается, что игроки дублируют друг друга в атаке — это снижает общую продуктивность Супряги.

№3: Вингеры Динамо традиционно активны в зонах завершения

И этот факт заставляет Супрягу делать больше черновой работы: стягивать на себя центрдефов и освобождать партнерам пространство для потенциального обострения.

В Динамо вингеры условно делятся на две группы: для вертикальной Родригеш, де Пена и позиционной Вербич, Цыганков игры. Последняя связка постоянно смещается в полуфланги и ищет возможности для входа в штрафную.

Тут палка о двух концах. И Вербич, и Цыганков, вероятно, могли уделять агрессивному обострению меньше внимания, если бы партнеры обладали качествами для эффективной игры в штрафной. Но обоим приходится тащить на себе несколько ролей и вести атаки. Особенно это касается Цыганкова.

№4: Супряга перестал прогрессировать без конкуренции и попал в психологическую яму из-за низкой реализации

На старте сезона Динамо фактически осталось с одним форвардом: Кравца почти сразу же отпустили, на Русина Луческу особо не рассчитывал, а Клейтон пока не похож на игрока, способного конкурировать за место в старте. Супряга стал безальтернативной опцией на острие.

Отсутствие конкуренции в клубе остановило прогресс Влада. Недавно похожую мысль выдал и Сидорчук: Мне кажется, в его случае это больше психологический фактор. Он почувствовал доверие, возможно, безальтернативное доверие и где-то это подсознательно повлияло на его психологию. Активная конкуренция с тем же Кравцом Артем сейчас очень неплох в Турции — 5+1 за 8 матчей однозначно бы подстегнула Супрягу в контексте развития.

Влад выполняет достаточный объем оборонительной работы, но в атаке часто смотрится инертно: за весь сезон у него всего 18 касаний в штрафной. Можно было бы и тут все свести к слабой игре Динамо в позиционной атаке и низкому числу передач в штрафную. Но это не так. Тот же Буяльский за идентичное количество игрового времени в сезоне около 1340 минут сделал ровно в два раза больше касаний в штрафной — 36.

Супряга очень редко находит возможность для удара 1,4 за игру в среднем, а слабая реализация только усугубляет положение. В этом сезоне Влад уже не использовал 3 момента, которые смело можно относить к big chances игроку легче забить, чем не забить и еще 5-6 раз не решал в эпизодах, где нападающий его уровня обязан делать разницу.

В первом Олимпик и последнем Колос матчах сезона в УПЛ вообще случились идентичные ситуации: Супряга оба раза 1,2 занимал правильную позицию, но не мог вовремя развернуть стопу и корпус для удара по пустым воротам. Зато теперь видно, в каком направлении стоит работать.

Повреждения и болезни. Форвард пропустил всего два матча с Зарей — задняя поверхность бедра и с Шахтером — коронавирус, но его игровой спад начался как раз после первой травмы. Это вряд ли дотягивает до полноценной причины, хотя не проговорить сам факт было бы неправильно.

В 2021-м Супрягу ждет проверка на прочность

В начале этого сезона у нападающего был уникальный шанс доказать свою полезность Луческу. Более того, тренер сам не раз уверял, что видит Супрягу первым форвардом Динамо и верит в его перспективу. По факту не случилось ничего экстраординарного — Влад проиграл конкуренцию Вербичу, который вполне неплохо (как для неродной позиции) проявляет себя на месте форварда. Но такие решения тренерского штаба — тревожный звонок для молодого игрока.

Если Супряга не будет показывать максимум, его легко заменят на другого исполнителя. В 2021-м Динамо получит минимум два пополнения в атаке.

Возвращается Беседин. К Артему тоже есть претензии по реализации, но в остальном он видится более командной и полезной опцией. Беседин выигрывает у Супряги почти по всем статистическим показателям.

Хотя тут тоже все не так однозначно: мы не знаем, каким вернется Беседин после годичной паузы. Возможно, ему будет сложно встроиться в систему, предложенную тренерским штабом. Форвард хорош в подыгрыше и любит опускаться низко, чтобы находить мяч. У Луческу этим занимаются другие игроки, а форвард думает прежде всего о своих прямых обязанностях.

В команду должен прийти новый нападающий. Очевидная для всех история. Динамо критически не хватает забивного форварда на острие. Суркис, похоже, согласен потратиться уже в зимнее трансферное окно, и нападающий будет в топе по приоритету.

Появление качественной конкуренции станет для Супряги первым серьезным испытанием в карьере. Следующие полгода определят, готов ли игрок к переходу на новый уровень.

Беседин возвращается без пятна на репутации и с огромной мотивацией.