«Зенит». Расплата за Халка

Наближається година ікс. Фінансовий феєр-плей, яким уже кілька років лякають Європу, ось-ось вкаже на своїх перших жертв. Хтось схильний вважати, що серед них виявиться найбагатший клуб Росії.

В информационной справке о принципах и методах финансового фэйр-плей на сайте УЕФА сказано: Первые санкции в отношении клубов, не выполнивших требований по безубыточности, будут применены после первой оценки финансовых показателей в апреле или мае 2014 года. Первые санкции, вызванные нарушением правил финансового фэйр-плей, вступят в силу с сезона 2014/15.

То есть именно сейчас, в эти дни и недели, где-то во глубине клубных офисов идёт тихая бумажная работа, итогом которой могут стать громкие сенсации следующего, стартующего во второй половине лета сезона. Сенсации эти рискуют стать даже не громкими – оглушительными! Вот будет шуму, если УЕФА, к примеру, оставит без Лиги чемпионов ПСЖ или Манчестер Сити! А ведь именно эти клубы называют сегодня главными претендентами на санкции. И в одном ряду с ними – Зенит.

Пропускать такие разговоры мимо ушей не получается. Хотя бы потому, что вот только-только суровому наказанию подверглась Барселона – образцовый в общественном представлении клуб. Как известно, из-за нарушения правил рекрутирования молодых талантов сине-гранатовым запрещено покупать и продавать игроков на протяжении двух ближайших трансферных окон. Многие клубы, как утверждает спортивный директор каталонцев Андони Субисаррета, действуют таким же образом, но под санкции попала только Барса. И пусть в этом случае палачом оказался ФИФА, а чистоту финансового фэйр-плей блюдёт УЕФА, опасение примерного наказания всё равно присутствует. Метода проверена веками: казнить героя – лучший способ усмирить толпу.

И всё же хочется верить, что крутых мер Зенит избежит.

Во-первых, шкала наказаний, предусмотренных за нарушение принципов безубыточности, имеет девять пунктов, и начинать, уж если что, логичней с самого гуманного из них – предупреждения.

Во-вторых, пока нет ощущения, что автор сам уверен в безупречности собственного проекта. По крайней мере, за те годы, что идёт разговор о финансовом фэйр-плей, критерии и допуски УЕФА не раз корректировались. И как именно в итоге будет работать система, кого карать и за что миловать, пока совершенно неясно.

В-третьих, Зенит всё же далеко не самый печальный случай. Главной целью новой системы очищения европейского футбола являются те клубы, которые склонны плодить неоплаченные долги – перед кредиторами, игроками, сотрудниками, другими клубами. К питерцам всё это отношения не имеет: пусть собственно клуб тратит больше, чем зарабатывает, его хозяин всю разницу покрывает.

Ну и, в-четвёртых, трудно представить, что элементарная воспитанность позволит УЕФА обидеть главное детище Газпрома, который пришёл в Лигу чемпионов с самыми чистыми намерениями и солидным спонсорским паем.

Вместе с тем стремительное приближение эры финансового совершенства в любом случае является поводом по меньшей мере для озабоченности. В любом случае Зениту, как и любому другому клубу, надо думать, как меньше тратить и больше зарабатывать.

Главный резерв сокращения расходной части очевиден: необходимо сбалансировать трансферную политику. Ведь все разговоры последних дней о возможных санкциях имеют, в общем-то, одну-единственную причину: сто миллионов на Халка и Витселя. А в ближайшее время клубу, видимо, предстоят новые расходы. По крайней мере, Андре Виллаш-Боаш наверняка уверен, что пару-тройку стоящих во всех смыслах игроков ему купят.

Зарабатывать Зенит в целом умеет. Реклама, спонсорство, мерчандайзинг – во всём этом равных невскому клубу в России, пожалуй, нет. Но это только примерно треть в классической структуре доходов футбольного клуба. С другой третью, телевизионными правами, в РФПЛ беда, и от одного клуба тут мало что зависит. А вот ещё одна треть, доходы на стадионе собственно во время матчей, даёт солидный простор для творчества.

Со слов Максима Митрофанова, клуб надеется на прорыв в этой части после запуска многострадального нового стадиона: генеральный директор говорит о 80 миллионах евро в год, что, конечно, сказка против сегодняшних 15-ти, которые клуб берёт с Петровского. Вот только элементарно взять эти самые новые миллионы не получится. Зенит и сегодня не собирает полного стадиона: в нынешнем сезоне на один матч чемпионата в среднем приходит 18,8 тысяч зрителей при вместимости арены 21,7 тысяч. Так что представления о Петровском как месте постоянных аншлагов теперь уже немножко устарели. А стадион на Крестовском острове рассчитан на 69,5 тысяч мест. Притом что транспортная логистика там значительно сложнее. В общем, Зениту предстоит изрядно поломать голову, как заполнить новую арену и получить такой очевидный на калькуляторе доход.

А без полного стадиона вписаться в параметры финансового фэйр-плей, пожалуй, никак не получится.