Интервью

Диего Симеоне. Делая почти невозможное

Диего Симеоне. Делая почти невозможное

25 июля 2018 г., среда 11:30

| источник

Главный тренер Атлетико Диего Симеоне рассказал о том, как ему удалось добиться почти невозможного.

Мой младший сын, Жулиано, макнул круассан в молоко, откусил кусочек и посмотрел на меня.

"Но папа, если у тебя все получится, ты не вернешься".

Я очень хорошо помню тот день. Тогда один телефонный звонок изменил все.

Звонок от мадридского Атлетико, они сказали, что хотят поговорить со мной. Они хотят обсудить мое назначение на должность главного тренера.

Тогда вдвоем с Жулиано мы отдыхали в Мар-дель-Плата, курортном городке в Аргентине. Ему было только восемь лет, и мы сидели в баре с нашими круассанами и кофе (для меня, молоко для него), когда я сказал ему: "Слушай, у меня есть шанс поехать в Атлетико Мадрид, и я не знаю, что делать".

Жулиано задумался.

"Ты будешь тренировать Фалькао? Ты будешь играть против Месси? Против Роналду?".

Малыш задавал мне все эти вопросы, на которые я отвечал "да". И пока он макал круассан в молоко, он произнес эти слова: "Папа, если у тебя все получится, то ты не вернешься".

На это, конечно, можно взглянуть с двух сторон. С одной, это отлично, ведь я хочу, чтобы у меня все получилось. С другой, это плохо, ведь я не буду видеть, как растут мои дети.

Мне было 27 или 28 лет, когда я окончательно решил, что стану тренером. Я возвращался домой после тренировки — тогда я играл за Лацио — хватал папку и притворялся, что провожу тренировку.

Знаете, как когда дети играют, они представляют себя в различных ситуациях? Я был взрослым, но делал то же самое, игрался в тренера. Я представлял, как тренирую свою команду и составляю для нее план на следующую игру. К концу дня меня окружала куча бумаг, на каждой из которых были рисунки или записи. Мне нравится все записывать.

Все это начало пробуждать во мне огромный энтузиазм.

Главная тренерская страсть, это страсть улучшать своих игроков. Конечно, всем нам хочется быть чемпионами, но я считаю, что лучшее "чемпионство" для тренера

Если что-то во мне и выделять, так это мое упрямство. Если я чего-то хочу, то не остановлюсь, пока не достигну цели.

Так я и вернулся в Атлетико Мадрид.

Когда я покинул клуб в 2005-м году, я очень хорошо знал, что мое присутствие было только во вред команде, поскольку из-за меня тренер никак не мог обрести спокойствие. Почему? Из-за приобретенной со временем репутации и ее влияния на журналистов, фанатов и всех остальных.

Но как только я покинул Мадрид, я начал готовиться к своему возвращению.

Я знал, что завершу игровую карьеру в Аргентине, и там же начну тренировать. Но каким-то образом я также знал, что у меня появится возможность возглавить Атлетико Мадрид в трудные для клуба времена, так что я был к этому готов.

Когда я принял Атлетико, я не думал долго, что сказать игрокам при первой встрече. Я никогда не был тем парнем, который тщательно подбирает слова — я стараюсь быть спонтанным. Говорить то, что на душе.

Та победа в Лиге Европы была стартом для этого коллектива — коллектива, который с самого начала знал, что хочет сражаться против величайших.

Я знал, что у меня есть преимущество, ведь я играл здесь пять с половиной лет. Я знал китмена, персонал, президента, каждое место на Висенте Кальдерон и людей, которые их занимают... И благодаря всем этим знаниям я незамедлительно начал двигаться в желаемом ими направлении.

А в Атлетико люди всегда желали видеть конкурентоспособную команду. Команду с крепкой обороной. Команду, которая играет на контратаках и доставляет большие проблемы могущественным соперникам. На этом я и сосредоточился.

Когда я присоединился к клубу, игроки переживали не лучшие времена — они занимали 10-е место в Ла Лиге и вылетели из Кубка Короля от Альбасете. Но я верил, что они способны воплотить желания людей в действительность.

Между болельщиками и игроками была очень крепкая связь. И, как часто бывает в футболе, болельщики были поглощены этой страстью.

, это когда игроки вроде Коке, Люки Эрнандеса, Анхеля Корреи, — ребята, которые прошли весь путь из низов, — становятся профессионалами высшего уровня.

Если что-то во мне и выделять, так это мое упрямство. Если я чего-то хочу, то не остановлюсь, пока не достигну цели.

Когда пришло время завершить игровую карьеру и начинать тренерскую, я был дома, в Аргентине, где доигрывал за Расинг. Когда они предложили мне работу первый раз, я понимал, что должен отказаться. Второй раз? То же самое. И лишь на третий раз я согласился.

Команда была в очень плохой форме, я это знал. Но я также знал игроков, потому что они были моими товарищами по команде, и я верил, что мы можем проделать хорошую работу. И моей вере было суждено незамедлительно пройти проверку реальностью.

Мы проиграли первые три матча, не сумев забить в них даже одного гола.

Все в Расинге очень нервничали. Но мы справились со всеми проблемами, благодаря чему стали намного сильнее. Это лишь укрепило нашу веру.

Настоящий отправной момент наступил пять месяцев спустя после моего прихода. Наша первая победа в Лиге Европы стала началом нового, важного цикла. Цикла, который показал нашу приверженность. Который позволил нам ясно взглянуть на факты.

Несомненно, та победа в Лиге Европы была стартом для этого коллектива — коллектива, который с самого начала знал, чего хочет. Сражаться против величайших.

Победить в чемпионате Испании, выиграв борьбу у мадридского Реала и Барселоны, почти невозможно. На протяжении десятилетия эти две команды были колоссальной силой, а в их составе выступали невероятные игроки.

Но благодаря усердной работе, стабильности и целеустремленности, а также отличным игрокам, — ведь без отличных игроков невозможно добиться того, чего добились мы — мы сделали почти невозможное возможным.

Как? День за днем мы продолжали верить в то, что делали. И в моем втором полноценном сезоне в качестве тренера у нас появился шанс.

В футболе невозможно сделать паузу и насладиться моментом — пока вы спите, кто-то другой работает.

Мы увидели, как одна из этих команд — Реал Мадрид — немного сбилась с курса. Так что мы устроили погоню за оставшейся: Барселоной.

В последний день сезона мы отправились на Камп Ноу, зная, что нам необходимо набрать хотя бы одно очко для чемпионства. Необходимо проявить себя в логове соперника.

Необходимо сделать что-то почти невозможное.

После финального свистка, вместе с Херманом Бургосом, моим помощником, я начал смеяться. Мы знали, что можем выиграть титул, но когда это подтвердилось, то в первую очередь я испытал чувство радости. А дальше? На самом деле, это трудно объяснить. Это был целый комплекс чувств.

Тот сезон, несомненно, останется в истории испанского футбола.

Но в футболе невозможно сделать паузу, чтобы все обдумать и насладиться моментом, поскольку пока вы спите, кто-то другой работает. Иногда мы задаемся вопросом, возможно ли, учитывая разные временные зоны, работать 24 часа в сутки: один работает здесь, а другой там, так что никто не спит.

Потому что футбол — это трудный рынок.

У нас нет возможности тратить 150 или 200 миллионов на одного игрока, как это делают супер-клубы. Поэтому нам нужно искать творческий подход и постепенно улучшать команду. Год за годом, мы добавляем что-то новое.

Это значит, что нам нужно много работать, и у нас нет права на ошибку когда дело касается усиления команды. Если вам это кажется утомительным, то вам не кажется.

Когда я молюсь, то прошу только сил. Я прошу сил оставаться спокойным и четко доносить то, что чувствую. Сохранять спокойствие изо дня в день очень трудно, но одно необдуманное решение может перечеркнуть многолетнюю работу.

Атлетико — моя жизнь. С этим клубом меня связывает тринадцатилетняя история.

Заметно, что на мой тренерский стиль повлияла моя карьера игрока. Есть во мне что-то как из Италии, так и из Испании, и все это собрано воедино в тренере, которого многие называют оборонительным.

Но играть и тренировать — это две разные жизни.

Когда ты игрок, то, за исключением командных целей, ты думаешь о себе. Когда ты тренер, то все наоборот. Ты должен видеть все. Ты должен стараться нейтрализовать сильные стороны соперника и укреплять свои собственные.

И прежде всего, ты должен быть сильным, поскольку на протяжении сезона часто наступают моменты, когда ты должен произнести правильные слова в правильное время, чтобы повести за собой игроков.

Чтобы найти эти правильные слова, ты должен обладать широким кругозором. Я много слушаю. Я задаю много вопросов. Ну, а после этого я делаю то, что считаю лучшим для всех.

Точно так же я поступил в том баре в Мар-дель-Плата, когда сказал Жулиано: "Я не знаю, что делать".

Семь лет спустя я могу сказать, что Атлетико — моя жизнь. С этим клубом меня связывает тринадцатилетняя история.

Тринадцать лет, делая почти невозможное.

0
0