30 лет слезам Газзы и английскому проклятию

4 июля 1990 состоялся один из самых драматичных полуфиналов в истории чемпионатов мира. На туринском стадионе Делле Альпи англичане, сумевшие спасти матч в основное время, уступили в серии пенальти. 

Сборная Англии 1990 была абсолютно сумасшедшей командой. Ее до сих пор вспоминают как классику неправильного героизма. Она и по именам была выдающейся, но плюс к тому, обладала каким-то особенно буйным духом, символизировавшим британскую неукротимость в ее очищенном виде. Удержать ее в каких-то рамках было невозможно. Руководивший ею Бобби Робсон и не пытался. Временами делал вид - но пьяные безумства не прекращались на протяжении всего чемпионата. А потом эти лучшие сыны нации с опухшими физиономиями выходили и делали результат.

Нельзя сказать, чтобы результат был выдающимся. При огромном потенциале Англия еле-еле проползла первую фазу, забив всего 2 гола и одержав всего одну победу. Но этого хватило для первого места в группе. В 1/8 финала единственный победный гол бельгийцам был забит на исходе дополнительного времени. В четвертьфинале получился триллер с Камеруном - эпическое безумие, вошедшее в историю, когда Англию спасли два не самых очевидных пенальти. Англичане веселились, напивались и шли дальше и дальше. В итоге - добрались до высот, где Англия не бывала с победного чемпионата мира 1966.

Веселое безумие, царившее в стане сборной, наилучшим образом иллюстрирует широко известный эпизод с травмой Брайана Робсона тренерского однофамильца. После одного из матчей группового турнира компания игроков собралась в одном из номеров. В разгар вечеринки Робсон вдруг захотел стряхнуть с кровати того, кто там лежал - то ли Гарри Линекера, то ли Пола Гаскойна, потом уже никто не мог вспомнить. В итоге - неудачно опустил кровать и ножкой раздробил себе палец на ноге, из-за чего в дальнейших матчах не сыграл. Для полного понимания ситуации надо учесть, что Брайан Робсон был капитаном сборной...

А лучшим в ней, безусловно, стал Гаскойн. Его карьера только начиналась, он был полон сил и молодого задора. В технике с ним никто из партнеров не мог сравниться, в умении соображать на поле - пожалуй, тоже. Он раздавал ключевые пасы, как будто гвозди вколачивал. Две его передачи оказались победными. А великий вертикальный пас на Линекера в четвертьфинале привел к решающему пенальти...

Бобби Робсон говорил, что Гаскойн вообще был одним из лучших игроков чемпионата. Спорить с ним тогда не хотелось.

В полуфинале с немцами Гаскойн продолжал творить шедевры. Он едва не забил с центра поля - после того, как немцы, запутавшись в намерениях, потеряли мяч. Газза, недолго думая, пульнул в сторону ворот соперника. Да так, что немецкий вратарь Бодо Иллгнер лишь с величайшим трудом дотянулся до мяча. Со своей задачей на матч Газза справился на отлично, препятствуя немцам в середине поля и пытаясь завязывать атаки своей команды.

Между тем, он висел на карточке. И перед матчем тренер Робсон предупреждал его: Будь аккуратнее - иначе останешься без финала! И Газза старался, как мог. Но все-таки на 98-й минуте не смог удержаться от фола на Томасе Бертольде. Горчичник в любом случае означал для молодого англичанина конец чемпионата. Лицо его, показанное крупным планом, на весь мир отразило боль и разочарование...

Матч получился упорным и равным. Немцы имели более выверенную командную игру, англичане демонстрировали больше фантазии и желания. Моментов было мало и примерно поровну. Основное время закончилось со счетом 1:1 - сначала на 60-й минуте после удара Андреаса Бреме со штрафного мяч нелепо срикошетил и опустился за шиворот Питеру Шилтону. А за 9 минут до конца основного времени Гарри Линекер спас Англию в своем стиле.

В экстратайме моменты тоже были, причем обе команды отметились ударами в штангу сначала Крис Уоддл, потом Гвидо Бухвальд. Все-таки пенальти, при всей своей алогичности, оказались справедливым исходом - иначе сильнейшего было никак не определить. Тот самый случай, когда фраза соперники достойны друг друга не кажется штампом.

Ну, а в серии пенальти родилось то самое английское проклятие, о котором потом будут говорить годами, когда сборная этой страны раз за разом будет проигрывать эту послематчевую лотерею. Немцы били без промаха. Англичане поначалу тоже - Гарри Линекер, Питер Бирдсли, Дэвид Платт послали мяч в цель. А потом железный защитник Стюарт Пирс, казалось, вообще не имевший нервных окончаний, смазал свой удар - Иллгнер отразил его без особого труда. А потом Крис Уоддл вообще не попал в рамку...

Точку в этом матче поставили слезы Газзы. После промаха Уоддла он расплакался, как ребенок, и телевидение с удовольствием показало всей планете, как убеленный сединами Бобби Робсон успокаивает своего молодого гения, уверяя, что тот проделал выдающуюся работу на чемпионате. Казалось, в тот миг расчувствовались все англичане. Но, как потом оказалось - вовсе нет. Многим реакция футболиста показалась картинной и наигранной. Уважаемый Independent писал: Кто, кроме Пола Гаскойна, стал национальным героем и миллионером просто потому, что плакал? Поразительно. Плачь – и весь мир будет плакать вместе с тобой.

Но люди, знавшие Газзу, не сомневались в его искренности. Кажется, для него тогда действительно рухнул мир. И было не вполне понятно, как жить дальше. Я плакал, потому что Кубок мира для нас закончился. Закончились лучшие шесть недель в моей жизни. Я не хотел домой. Я хотел быть с ребятами и играть на Кубке мира всю оставшуюся жизнь, - комментировал он этот эпизод много лет спустя. Так или иначе, но его слезы стали одним из символов того чемпионата, не слишком богатого на красивые голы и головокружительные сюжеты...